Home / АНАЛИТИКА  / Ближневосточный мирный процесс: Палестинское направление

Ближневосточный мирный процесс: Палестинское направление

 

Автор: Хайри Наджи Абдель Фаттах аль-Ориди

 

Палестинская проблема составляет, как известно, ядро арабо-израильского конфликта. Вся история развития этого конфликта, а также все попытки его политического урегулирования показывают, что без соответствующих шагов, направленных на справедливое решение данной проблемы, обеспечить реальное продвижение мирного процесса на Ближнем Востоке невозможно.

 

Это обстоятельство объективно придает особую значимость палестинскому направлению в общем процессе ближневосточного урегулирования.

 

После Мадридской мирной конференции и особенно после заключения в 1993 году палестино-израильского соглашения, получившего название “Осло-1”, на палестинском направлении ближневосточного мирного процесса достигнуты впечатляющие успехи, за которыми внимательно следит мировая общественность.

 

Появилось много публикаций, авторы которых с различных позиций пытаются дать оценку того, что уже достигнуто на этом направлении, проследить реализацию подписанных соглашений между Израилем и палестинцами, выяснить последствия создания Палестинской автономии для палестинцев, Израиля, а также для Ближнего Востока в целом, дать свой прогноз перспектив развития Палестинского государства и его отношений с соседями, особенно с Израилем.

 

Многие из этих публикаций носят, к сожалению, не только поверхностный, но и тенденциозный, предвзятый характер. Это касается и российских СМИ, и работ некоторых российских востоковедов, заметно изменивших после распада СССР свой подход к арабо-израильскому конфликту вообще и к палестинской проблеме в частности. Возобладали взгляды, которые трудно оценить как объективные по отношению к арабам, палестинцам. К тому же авторы этих публикаций довольно часто опираются на домыслы, слухи, им недостает документальной базы, так как многие документы, касающиеся палестино-израильских договоренностей, либо вообще не опубликованы, либо опубликованы сравнительно недавно и не полностью.

 

Рассматривая причины возникновения конфликта в Палестине. Надо помнить о несостоятельности попыток израильских и западных политиков, а также ученых возложить вину за это на палестинских арабов и на правительства соседних арабских государств. Многочисленные источники свидетельствуют, что первопричиной возникновения конфликта в Палестине явилось решение западных держав, прежде всего Великобритании, поддержать намерение сионистов создать “еврейский национальный очаг” в Палестине.

 

Само содержание сионистского движения, которое один из основателей Государства Израиль Хаим Вейцман охарактеризовал как стремление “перевести народ без страны в страну без народа”, не могло не привести к конфликту. Как западные политики, так и сионистские лидеры сделали вид, что не знали о наличии в Палестине коренного населения, в основном арабов (земледельцы, ремесленники, торговцы, бедуины и пр.), которые с полным основанием считали ее своей родиной.

 

Массовая иммиграция евреев в Палестину, особенности сионистской идеологии и экспансионистская политика сионистских лидеров довольно быстро привели к столкновению интересов устремившихся в Палестину иммигрантов и местного арабского населения. Отношения между местными арабами в Палестине и евреями начали приобретать конфликтный характер уже в первое десятилетие XX века. Конфликтная ситуация имела прежде всего этнотерриториальную составляющую – спор между двумя этнорелигиозными общностями (с одной стороны, этноконфессиональная группа евреев, в основном состоявшая из иммигрантов, и местное население – палестинские арабы различной конфессиональной принадлежности, с другой) по поводу владения определенной территорией, ее статуса и размеров. Зарождавшийся конфликт не был межнациональным, так как на первых этапах его развития евреи не представляли собой нации.

 

Его нельзя рассматривать и как чисто межрелигиозный конфликт. Религиозный фактор, хотя и разделял противоборствующие стороны, однако существенного значения в возникновении и развитии конфликта, по крайней мере, на первых его этапах, не имел, так как еврейская иммиграция в Палестину осуществлялась в основном под лозунгами сионизма – светской идеологии, а палестинские арабы отличались религиозной терпимостью и в течение многих веков мирно уживались с местными иудеями.

 

Религиозная составляющая конфликта, возникшего в Палестине, проявила себя на последующих этапах его развития, начиная с 30-х годов, не без влияния, прежде всего, англичан.

 

Зато социально-экономическое содержание конфликта между прибывающими евреями-иммигрантами и местным населением было совершенно очевидным с самого начала его зарождения. Иммигранты стремились установить свой контроль над всеми сферами экономической жизни Палестины, вытеснив из них местных арабов.

 

С возникновением Государства Израиль в 1948 году конфликт трансформировался в противоборство между национальным еврейским государством – Израилем – и палестинскими арабами, которые были лишены права создать свое национальное государство и согнаны со своих законных земель, в большинстве своем, превратившись в беженцев. Одновременно произошло дальнейшее обострение этносоциального арабо-еврейского конфликта, так как в самом Государстве Израиль и на оккупированных им территориях имеют место различные формы дискриминации палестинских арабов со стороны евреев. Даже арабы, имеющие израильское гражданство, лишены доступа ко многим доходным или престижным видам деятельности, представительства в соответствующих социальных нишах и элитных слоях. Уровень жизни арабской части населения Израиля значительно ниже, чем евреев.

 

Зарождение конфликта в Палестине и его развитие органически связаны с международными факторами. С одной стороны решение о создании в Палестине “еврейского очага” принималось международной сионистской организацией. Иммиграции евреев в Палестину способствовали западные державы. С другой стороны, значение Иерусалима, как одного из священных городов мусульман, было причиной того, что к конфликту, разворачивавшемуся в Палестине, было приковано внимание многих мусульманских государств. То есть конфликт приобрел и межцивилизационную составляющую.

 

После возникновения Государства Израиль в военное противоборство с ним вступают арабские государства, и конфликт становится межгосударственным арабо-израильским, ближневосточным. В него активно вмешиваются великие державы, что придает ему значение, выходящее далеко за рамки Ближнего Востока.

 

Разногласия внутри арабской элиты в Палестине существенно заморозили процесс формирования национального самосознания арабского народа, превратив саму элиту в объект манипуляций со стороны британских, французских и прочих сил. Это существенно ослабило способность арабского народа Палестины противостоять сионистским планам.<неи Выступления палестинских арабов в период британского мандата, в том числе и крупные восстания 1918-1919 годов, 1924 года, 1936-1939 годов имели в основном стихийный характер. В арабской среде не оказалось харизматических или хотя бы действительно авторитетных политических деятелей, также как не возникли реальные, по-настоящему влиятельные арабские политические партии и движения.

 

Именно незавершенность процесса формирования национального самосознания послужила одной из причин того, что палестинский народ оказался не готовым к созданию своего государства наряду с Израилем в 1948 году. Палестинская элита к моменту принятия решения о разделе Палестины не смогла сплотиться, разрываясь между идеями арабского и исламского единства с одной стороны, и палестинского патриотизма, с другой, и не сумела возглавить борьбу палестинского народа в новых условиях, слишком полагаясь на помощь арабских государств.

 

Неготовность палестинцев к созданию своего государства особенно рельефно была видна на фоне того, что сумели сделать евреи за сравнительно короткий исторический период с целью обеспечения создания своего государства. Многоплановая и кропотливая работа осуществлялась евреями целенаправленно и неуклонно, опираясь на четкие идеологические постулаты сионистской доктрины. Еврейскому населению в Палестине активно содействовали Еврейское Агентство и Всемирная Сионистская Организация, которые опирались на помощь и поддержку Великобритании и США.

 

Особенностью деятельности сионистов было то, что она была направлена на создание на территории Палестины всех структур и институтов еврейского государства и гражданского общества без какого-либо участия арабов. Создавались представительные, законодательные и административные органы, а также налоговая служба, подчинявшиеся только Еврейскому Агентству.

 

Англичане, а также еврейские международные фонды и организации всячески способствовали тому, чтобы евреи, еврейские институты заняли доминирующее положение в Палестине в экономическом, политическом и военном отношениях. При явном попустительстве, а в известной степени и при прямой поддержке британских властей были созданы хорошо вооруженные по тем временам и обученные отряды так называемой “самообороны” еврейских колонистов (“Хагана”).

 

Как свидетельствуют многие источники, организаторы сионистского движения, а также основатели и руководители Израиля в своих планах никогда не ограничивались “малой Палестиной”, имея в виду дальнейшую экспансию “от Нила до Евфрата”. Кроме того, они планировали вытеснение местного населения за пределы еврейского государства. Эта политическая линия стала приоритетной накануне создания Государства Израиль.

 

Незавершенность процесса самоидентификации палестинцев как нации к моменту раздела Палестины, что было обусловлено не только объективными факторами, но и целенаправленной политикой английских колонизаторов, а также сионистов, сыграла основную (если не решающую) роль в том, что вместо Палестинского государства возникла палестинская проблема, ставшая ядром арабо-израильского или ближневосточного конфликта.

 

Содержание палестинской проблемы состоит в том, что многомиллионный народ — арабское население Палестины — насильно изгнан с родной земли и лишен права иметь свое национальное государство. Без решения палестинской проблемы во всех ее аспектах невозможно урегулирование арабо-израильского конфликта и установление справедливого, прочного и долговременного мира на Ближнем Востоке.

 

Исторический опыт показывает, что в любом международном конфликте, если он не приводит к уничтожению или к полной, безоговорочной капитуляции одной из противоборствующих сторон, неизбежно наступает момент, когда все участники конфликта начинают искать выход из него, то есть, рано или поздно конфликт переходит в мирный процесс. Причем условия и предпосылки для начала мирного процесса создаются в ходе самого конфликта. На любой из фаз развития конфликта может начаться альтернативный ход развития, воплощающийся в мирном зондаже чаще всего посредников, в предложении о перемирии и так далее.

 

Внешняя политика Государства Израиль с самого начала была направлена на то, чтобы внушить международному сообществу мысль о том, что палестинской проблемы вообще не существует. На Западе, особенно в США палестинскую проблему долгое время рассматривали не как проблему существования и будущности целого народа, лишенного сионистами законных национальных прав, а лишь как проблему палестинских беженцев. В силу этого ООН вплоть до начала 70-х годов не выделяло палестинскую проблему в качестве самостоятельной в контексте арабо-израильского конфликта.

 

Вплоть до конца 80-х годов администрация США, подчиняясь жесткой, непримиримой позиции Израиля в этом вопросе, отказывалась иметь какие-либо контакты с ООП – единственным законным представителем палестинского народа. Отвергалась и идея создания независимого палестинского государства, что является основной целью ООП. Вместо этого США выдвигали различные модели “самоуправления” на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, в том числе в рамках конфедерации с Иорданией, которые могли бы удовлетворить Израиль и короля Хусейна.

 

Длительное время палестинская проблема оставалась периферийной и для многих арабских государств, народы которых решали сложные вопросы преодоления своей экономической и политической зависимости от колониальных держав.

 

Пожалуй, лишь Советский Союз и другие социалистические страны последовательно и настойчиво отстаивали интересы палестинского народа на всех этапах развития ближневосточного конфликта, чем в немалой степени способствовали становлению мирного процесса на его палестинском направлении.

 

Впрочем, в настоящее время есть немало политических деятелей, в том числе и в России, которые, подыгрывая американцам и израильтянам, склонны преуменьшать роль советской внешней политики в начале ближневосточного урегулирования, ставя даже в вину советскому руководству его “одностороннюю поддержку позиции арабских стран в целом и палестинцев, в частности”, что, якобы, мешало процессу мирного урегулирования ближневосточного конфликта. Многие политики и исследователи даже утверждают, что именно распад Советского Союза обеспечил успех ближневосточного мирного процесса.

 

Начало политического урегулирования конфликта практически невозможно, если одна из противоборствующих сторон не желает признавать другую в качестве полноправного субъекта международного права или выдвигает совершенно неприемлемые условия мирного диалога. Именно так обстоят дела в течение многих десятилетий в палестино-израильских отношениях, что блокировало все усилия международного сообщества, направленные на достижение всеобъемлющего мира на Ближнем Востоке.

 

Понадобилась качественная трансформация менталитета политической элиты и общественного мнения в Израиле, прежде чем израильское общество оказалось готовым к равноправному диалогу с палестинцами. Организации освобождения Палестины также пришлось пройти свою часть пути, который, в конце концов, привел к началу ближневосточного мирного процесса и к достижению соглашений с Израилем, сделавших вполне реальной перспективу создания независимого Палестинского государства.

 

Начало продвижения к политическому урегулированию арабо-израильского конфликта было невозможно без создания серьезной международно-правовой базы справедливого решения палестинской проблемы.

 

Следует напомнить, что принятие Генеральной Ассамблеей ООН резолюции 181 (II) от 29 ноября 1947 года о создании на территории Палестины двух государств означало также признание палестинского народа как субъекта международного права. В этой резолюции был определен статус Иерусалима. По вопросу о палестинских беженцах ГА ООН 11 декабря 1948 года приняла резолюцию 194 (III), в которой содержалось постановление о предоставлении в кратчайший срок беженцам, желающим вернуться к своим очагам и мирной жизни со своими соседями, такой возможности с уплатой компенсации за имущество тем, кто предпочтет не возвращаться.

 

В соответствии с резолюцией ГА ООН 273 (II) от 11 мая 1949 года Израиль был принят в число членов ООН. В преамбуле этой резолюции было сказано, что Израиль взял на себя обязательство выполнить резолюции ГА ООН 181 (II) и 194 (III).

 

Из этой резолюции следует, что ООН признавала те границы Израиля, которые определялись резолюцией о разделе Палестины, но не признавала фактические границы, которые образовались в результате соглашения о перемирии 1949 года с Египтом, Ливаном, Иорданией и Сирией.

 

В последующие годы было принято множество документов, в том числе резолюций ГА и СБ ООН, различных международных конвенций, которые к началу 80-х годов составляли международно-правовую базу для решения палестинской проблемы во всех ее аспектах.

 

Вплоть до конца 70-х годов у политиков и в научном мире преобладал упрощенный подход к “мирному процессу”, который понимался в основном как успех в переговорах по урегулированию международного конфликта.

 

Термин “мирный процесс” появился и получил широкое употребление сначала в журналистике, а затем в научной литературе в ходе подготовки к заключению египетско-израильского мирного договора 1979 года. Этот термин объединяет в себе все элементы дипломатической и международной практики, которые были накоплены как традиционной, так и современной дипломатией, в том числе в процессе установления мира во Вьетнаме, достижения прорыва в американо-китайских отношениях, в ходе попыток урегулирования арабо-израильского конфликта до начал кэмп-дэвидского процесса, старт которому был дан неожиданным визитом Анвара Садата в Иерусалим в 1977 году.

 

Подобно тому, как международный конфликт является формой международных отношений, международно-политическим процессом, так и урегулирование международного конфликта следует рассматривать в качестве особой формы международных отношений, специфическим международно-политическим процессом, который включает в себя, помимо посреднических усилий, международных конференций, а также переговоров различной конфигурации и на разных уровнях между заинтересованными сторонами, целый комплекс целенаправленных действий, в результате которых изменяется политическая среда таким образом, чтобы стороны оказались способными вести переговоры об альтернативах, которые раньше считались не подлежащими переговорам. Иными словами, эти действия уменьшают препятствия на пути к соглашению и делают переговоры возможными.

 

Особую роль в урегулировании современных международных конфликтов играют миротворческие усилия. ООН является основной международной организацией, на которую возложена задача поддержания международного мира и безопасности, урегулирования международных конфликтов. В рамках отдельных континентов, а также регионов или групп стран, миротворчеством занимаются также ОБСЕ, ОАЕ, ЛАГ и другие организации.<неи Важнейшим элементом миротворческих усилий должны быть конкретные шаги по устранению серьезных политических барьеров, разделяющих противоборствующие стороны и прежде всего их лидеров.

 

Мирный процесс не заканчивается заключение соглашения о мире между конфликтующими сторонами. Большое значение имеет так называемое “миростроительство” – деятельность прежде всего ООН, направленная на то, чтобы снизить опасность возобновления конфликта, а также на то, чтобы создать наиболее благоприятные условия для восстановительных работ и экономического развития в зоне конфликта. Для выполнения этой работы требуются не просто дипломатические или военные меры, а комплексные миротворческие усилия. Эти усилия должны включать в себя шаги, направленные на укрепление доверия между народами, участвующими в конфликте.<неи Мирный процесс имеет свою внутреннюю логику, свою динамику, характер которых зависит не только от успеха переговорного процесс или политики того или иного правительства в странах, вовлеченных в конфликт или участвующих в мирном процессе. Процесс политического урегулирования имеет много составляющих, каждая из которых имеет свои темпы вызревания. Поэтому мирный процесс нельзя представить в качестве прямой линии, ведущей к окончательному урегулированию. Его развитие имеет сложную траекторию, так как периоды некоторого прогресса сменяются состоянием стагнации и даже стремительными откатами назад. Очень многое в характере траектории развития мирного процесса зависит от способности и желания сторон сохранять верность уже достигнутым договоренностям, что на практике оказывается весьма трудным делом.

 

Учитывая это, достигнутые успехи, в мирном процессе, не должны вызывать чрезмерных ожиданий, также как и неудачи не стоит слишком драматизировать.

 

Ближневосточный мирный процесс имеет свои особенности, обусловленные как спецификой самого конфликта, так и составом его участников. Обращает на себя внимание наличие нескольких направлений (“треков”) мирного процесса: палестино-израильское, египетско-израильское, иордано-израильское, сирийско-израильское и ливано-израильское. В движении по этим направлениям отсутствует синхронность, что нашло выражение в характере организации переговорного процесса, который имеет крайне сложную конфигурацию. Кроме того, что он распался на несколько выше отмеченных “треков”, он включает в себя многосторонние и двусторонние, официальные и неофициальные и, наконец, конфиденциальные переговоры.

 

Вместе с тем, ближневосточный процесс представляет собой определенное единство, так как все его направления опираются на общую международно-правовую базу (резолюции ГА и СБ ООН, ряд других международных документов), а потому тесно связаны между собой. Успех мирного процесса в целом зависит от продвижения по всем переговорным “трекам” и, прежде всего, урегулирования палестинской проблемы.

 

Переговорный процесс занимает центральное место в урегулировании любого международного конфликта. В ближневосточном мирном процессе техника переговоров получила существенное развитие как с точки зрения форм организации переговоров, так и в содержательном плане. При этом заметно повысилась роль конфиденциальности в переговорном процессе, что объясняется не только тем, что ближневосточный мирный процесс проходит в условиях информационной революции, но и наличием внутри и за пределами каждой из стран – участниц конфликта сил, по-разному относящихся как к самому конфликту, так и к способам его урегулирования. У руководства ООП были свои резоны хранить в тайне некоторые аспекты переговоров с израильтянами, прежде всего в силу положения внутри Палестинского движения сопротивления и самой Организации, объединяющих разные силы, в том числе и такие, которые решительно выступают против каких-либо переговоров с Израилем.

 

К началу Международной мирной конференции в Мадриде в 1991 году позиции США и Израиля в отношении способов решения палестинской проблемы были уже в основном сформулированы. Они оказали решающее влияние на содержание палестино-израильского направления в ближневосточном мирном процессе, по крайней мере, до начала секретных переговоров в Осло.<неи Понадобилось почти 10 лет, прежде чем Израиль и США пересмотрели свое отношение к палестинской проблеме и к способам ее решения. Это открыло путь к началу конструктивного арабо-израильского диалога, результатом которого явилось подписание 13 сентября 1993 года в Вашингтоне “Декларации о принципах и мерах переходного периода” или соглашения “Осло-Г’. Через две недели после этого было подписано соглашение о взаимном признании между Израилем и ООП. Путь к созданию Палестинской автономии был открыт.

 

Документ, который был подписан 13 сентября 1993 года, явился результатом не только переговоров, которые проходили в Вашингтоне и Осло. Это – итог длительной и кропотливой работы Палестинского движения сопротивления в военной, политической и информационно-пропагандистской областях. Его подписанию способствовала “интифада”, продолжавшаяся целых 6 лет, а также широкие контакты, которые установила ООП с миролюбивыми еврейскими силами как в Израиле, так и во всем мире в целях воздействия на израильское общественное мнение, сближения позиций двух народов по вопросу о возможности сосуществования в условиях мира.

 

“Декларация о принципах…” явилась также результатом компромисса, достигнутого в ходе палестино-израильских переговоров, в которых обе стороны проявили максимум дипломатического искусства и чувства ответственности за судьбы своих народов.

 

За Соглашением “Осло-1” последовало подписание Каирского соглашения от 4 марта 1994 года, Соглашения в Табе в 1995 году (“Осло-2”), Протокола по Хеврону в 1996 году и других документов, которые являются этапами в процессе создания Палестинского государства и одновременно этапами развития ближневосточного мирного процесса.

 

Несмотря на трудности, с которыми сталкивается урегулирование палестинской проблемы и которые вызваны поворотами в израильской политике, 13 сентября 1999 года возобновились палестино-израильские переговоры по окончательному урегулированию отношений между палестинцами и израильтянами, которые должны снять все препятствия на пути к созданию независимого Палестинского государства. Эти переговоры должны закончиться в течение года с момента их начала. В течение первых 5 месяцев предполагается достижение рамочного соглашения об окончательном урегулировании.
В этих переговорах речь идет об очень сложных проблемах.

 

Статус Иерусалима, который Израиль рассматривает в качестве своей “вечной и неделимой” столицы. Израиль считает также, что эта проблема не является предметом переговоров, и уже сделал все возможное, чтобы процесс передела бал невозможен. С этой целью восточная часть города окружена еврейскими поселениями и кварталами. Представители же ООП при каждом удобном случае заявляют, что в вопросе о восточной части города палестинцы не могут пойти ни на какие уступки, то есть это – “красная черта”, которую они не могут переступить. Президент Палестинской автономии Ясир Арафат всегда повторяет фразу: “Палестинское государство со столицей аль-Кудс аш-Шариф”.

 

Проблема палестинских беженцев. Мнения израильтян и палестинцев кардинально расходятся в том, кого считать беженцами, сколько их и как решать их судьбу. Показательны в этом плане рассуждения Шимона Переса, которого никак нельзя отнести к ястребам. Он считает, что необходимо провести научное скрупулезное статистическое исследование, чтобы установить, кто такие беженцы, какова их численность, кто из них желает возвратиться, а кто хочет получить компенсацию.

 

Судьба еврейских поселений. На Западном берегу Иордана, в секторе Газа и в оккупированной части Иерусалима, в которых насчитывается около 160 тысяч поселенцев, Израиль не возражает против ликвидации некоторых из них. Однако он настаивает на сохранении большей их части, то есть присоединении их к Израилю.

 

Водные ресурсы. Израиль сохраняет за собой около 80 процентов водных ресурсов на Западном берегу Иордана. Палестинцы настаивают на более справедливом распределении водных ресурсов, особенно с учетом высоких темпов роста численности населения, а также нехватку воды на Западном берегу, особенно летом.

 

Палестинское государство и его властные институты. Израильтяне не возражают против создания демилитаризованного палестинского государства и властных институтов с ограниченными полномочиями. Палестинская же сторона настаивает на суверенитете во всех вопросах государственного строительства.

 

Границы израильского государства. Палестинцы требуют выполнения резолюций 242 и 338, то есть ухода Израиля на границы 4 июня 1967 года. Израиль же хотел бы сохранить поселения и некоторые районы долины реки Иордан, что позволит ему контролировать транспортные коридоры на Западном берегу.
Вне всякого сомнения, переговоры об окончательном урегулировании будут трудными и затяжными. Это показали уже первые их этапы. Мало кто сомневается в том, что они не завершатся в намеченные сроки.

 

Однако очень важно, чтобы они продолжались высокими темпами и были продуктивными.
Формула Мадридской мирной конференции, а также характер участия в ней палестинцев явились результатом острой политической борьбы между различными силами, позиции которых претерпевали определенную трансформацию под влиянием многочисленных весьма противоречивых факторов.

 

США сыграли главную роль в планировании мирного процесса, а также в реализации его первых этапов. При этом американская администрация опиралась на огромное влияние США в регионе, исходя из своих стратегических интересов и интересов своего стратегического союзника – Израиля, который настоял на двусторонних переговорах с арабскими государствами и на выгодной для него формуле проведения международной конференции и переговорного процесса.

 

Несмотря на все это, ООП согласилась на участие в мирной конференции, а затем и в дальнейшем переговорном процессе, так как альтернативы политическому урегулированию палестинской проблемы нет. Однако одновременно лидеры ООП понимали также и то, что предстоит тяжелая борьба, в которой должны быть использованы мудрость, гибкость и искусство в переговорах с искушенным противником. При этом необходимо было сохранить единство рядов ООП, а также достижения Палестинской революции.

 

Развитие мирного процесса на Ближнем Востоке, особенно на его палестинском направлении показало, что даже при наличии соответствующих предпосылок для начала политического урегулирования такого международного конфликта, каким является арабо-израильский конфликт, соотношение политических сил внутри одной страны, не говоря уже о регионе или в мире в целом, может быть таковым, что любые мирные инициативы будут блокированы.

 

Развитие ближневосточного мирного процесса происходит в условиях динамичных изменений в регионе. Появление Исламской республики Иран и ее отношение к Израилю, ирано-иракская война, агрессия Ирака против Кувейта и операция “Буря в пустыне” внесли существенные коррективы в общую ситуацию на Ближнем Востоке, повлияв как на развитие арабо-израильского конфликта, так и на ход мирного процесса.

 

Усиление внимания Турции к ближневосточным делам, укрепление и расширение военного союза между Турцией и Израилем, появление ядерного оружия в Индии и Пакистане, усиление внимания стран региона к государствам Закавказья и Центральной Азии, образовавшимся на территории распавшегося СССР, – все это в той или иной степени сказывается на развитии ближневосточного процесса.

 

Исчезновение Советского Союза – верного союзника палестинского и других арабских народов, а также характер геополитических изменений, а именно движение к однополюсному миру при безраздельной гегемонии США, существенно сузили возможности ООП и других участников мирного процесса отстаивать свои позиции на переговорах с Израилем. Мирный процесс стал развиваться в основном по сценарию США и Израиля. Именно они получили возможность более свободно манипулировать ходом этого процесса, оказывая давление на арабских участников.

 

Следует при этом иметь в виду, что возможности американской администрации оказывать давление на Израиль в вопросах ближневосточного урегулирования далеко не безграничны. К тому же негативно сказывается двойственность политики США как спонсора мирного процесса. С одной стороны они способствуют его развитию, а с другой – тормозят его, принимая нередко сторону Израиля, закрывая глаза на нарушения им уже достигнутых соглашений с арабами.

 

Что касается другого спонсора мирного процесса – России, то ее активность в этом качестве длительное время была снижена, потому что основное внимание всех ветвей российской власти было сосредоточено на решении внутренних проблем, связанных с переходным периодом, переживаемым страной. Этим объясняется, что ближневосточное направление какое-то время не было приоритетным во внешней политике России.

 

В результате развитие ближневосточного мирного процесса в целом и его палестинской составляющей стало менее прогнозируемым и управляемым. Усилилась опасность его замораживания, и даже движения вспять, как это случилось после прихода на пост главы правительства Израиля Нетаньяху в 1996 году. Мирный процесс существенно выиграет, если Россия более активно будет играть свою роль одного из его спонсоров.

 

Россия обладает уникальными возможностями в деле дальнейшего урегулирования ближневосточного конфликта. Ее взвешенная позиция, хорошие отношения с Израилем и арабскими странами позволят ей играть более серьезную роль в ближневосточном мирном процессе, нежели сейчас. Этому могли бы способствовать и российские евреи.

 

В этой связи весьма актуальным является вопрос о совершенствовании международного механизма участия России в мирном процессе. Это необходимо, чтобы не повторилась ситуация при подписании соглашения в Уай-Плантейшн в 1998 году, когда Россию просто не позвали на подписание, хотя палестинцы координировали свои действия с Москвой на протяжении всех переговоров, а Ясир Арафат за несколько дней до поездки в США побывал в Москве, где провел консультации.

 

Тем не менее, ситуация на Ближнем Востоке в настоящее время принципиально отличается от той, которая была перед началом Международной мирной конференции в Мадриде. Египет и Иордания заключили с Израилем соглашения о мире. Еще с пятью арабскими государствами Израиль имеет дипломатические отношения. Угроза крупномасштабного военного столкновения между арабами и Израилем сведена к минимуму, если её не будет нагнетать сам Израиль и США через попрание Иерусалима, объявив его столицей только Израиля…

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ


ВАШ КОММЕНТАРИЙ БУДЕТ ПЕРВЫМ

Оставьте Ваш комментарий (регистрация не требуется)