Home / ВСЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ  / Дома горят, но люди свято верят… Репортаж с Литературно-исторической экспедиции «Донбасс – земля героев»

Дома горят, но люди свято верят… Репортаж с Литературно-исторической экспедиции «Донбасс – земля героев»

К 75-летию освобождения Донбасса

Начало сентября для жителей Донецка, как и всех районов республики – это особенные дни, потому что именно в первых числах сентября 1943 года были освобождены от фашистов города Горловка и Артёмовск, Авдеевка и Сталино (ныне Донецк), Макеевка и Иловайск.
Донбасс имел стратегическое значение для немецкого командования. Нацисты с первых дней оккупации начали восстанавливать промышленные мощности на территориях Краматорска, Мариуполя, Макеевки, Иловайска. Первые шахты заработали уже в феврале 1942 года. Летом того же года была принята так называемая программа «Иван». Немцы планировали быстро перейти на обеспечения нужд действующей армии за счет захваченных территорий. Только лишь для работы на шахтах Донбасса были насильно мобилизованы 65 тыс. местных рабочих. На металлургическом заводе имени Ворошилова был налажен выпуск патронов, нужды вермахта обслуживали сталепрокатные станы Макеевки. В одном только Сталино оккупанты создали три концлагеря, в которых уничтожили около 92 тыс. человек.
Казни и захоронения убитых в других местах мирных жителей также происходили на шахте №4/4 бис. Она стала вторым по масштабам местом массовых убийств в УССР после киевского Бабьего Яра. Историки утверждают, что в ней покоятся останки примерно 100 тыс. человек – некоторые из них были сброшены в шахту ещё живыми.
После начала оккупации гитлеровцы уничтожили все подпольные организации, созданные по партийной линии, но вскоре они были воссозданы заново. Подпольщики занимались разведкой, агитационной работой, координировали акты саботажа. Только в Сталино действовали 27 подпольных групп и отрядов.
Развернуть в Донбассе масштабное партизанское движение не удалось из-за отсутствия крупных лесных массивов. Однако местное население массово участвовало в актах саботажа, вливалось в ряды подпольщиков.
По официальным данным советской стороны, подпольщикам и партизанам Донбасса удалось уничтожить около 10 тыс. оккупантов и их пособников, разгромить 23 гарнизона и подорвать 14 железнодорожных эшелонов…
Словом, Донбас был един в своем стремлении к победе над врагом. Его маленькую работу продолжили в 1943 году войска Юго-Западного фронта под командованием генерала армии Р. Малиновского и они создали плацдарм для дальнейшего освобождения всей Украины от немецко-фашистских захватчиков.
Красная армия в ходе боев за Донбасс потеряла более 66 тысяч человек убитыми и почти 210 тысяч ранеными. За воинское мастерство, массовый героизм, мужество и отвагу, проявленные в ходе Донбасской операции, свыше 40 соединений и частей удостоились почетных наименований. Советские войска разгромили тринадцать дивизий противника, продвинулись на запад на 300 километров и вышли к берегам Днепра. В операции широко применялась тактика рассекающих фронтальных ударов в центре обороны противника с последующими ударами по флангам, активно использовались подвижные группировки войск в оперативной глубине обороны немцев.
Можно сказать, что в событиях 1943 года просматриваются параллели с нашим временем. Да и не только параллели, подчас и продолжением истории, как это видно на судьбе Елены Спиридоновны Тимофеевой, одной из жительниц села Гранитное Донецкой области. В 1941-м ей было всего пять лет. Но она хорошо помнит, как пришли немцы: «К нам в дом поселили семерых солдат, – рассказывает Елена Спиридоновна. – Они, как селедки, спали на деревянной койке, а мы – трое ребятишек, бабушка и мама – разместились за печкой. У немцев в нашем селе был штаб, нас они особо не трогали, один из них даже говорил немного по-русски. Питались в столовой, своей едой. Только часто просили у нас «поперку» – перец. Помню, расстреляли одну женщину, которая ругалась на них, называла «фрицами» и говорила, чтобы убирались. Позже нас погнали на работы в Германию, но по дороге нам удалось спрятаться в лесу, в кустах терновника, и сбежать от конвоиров. В село мы тогда не пошли, да и знакомые сказали, что оттуда всех выгнали и заселили много солдат. Вырыли в балке землянки и жили там летом и зимой».
Домой вернулись лишь после прихода Советской армии.
«Однажды смотрим, по дороге идут много-много солдат, целые колонны, – рассказывала Елена Спиридоновна. – Это оказались наши, мы очень обрадовались, напоили их водой. Солдаты говорят: «Возвращайтесь, прогнали мы немцев». Наш дом стоял на окраине, его, к счастью, не разбомбили. Правда, стекла все повыбивали, видимо, стреляли оттуда из пулеметов. А внутри солдаты нашли много патронов, гранат и даже один неразорвавшийся снаряд. Бабушка очень ругалась, что немцы в дом железа и грязи нанесли, как свиньи».
Сейчас Елена Спиридоновна уже третий год живет в приюте в Ростовской области. Ее дом, тот самый, который уцелел в Великую Отечественную, все же разрушили, но не немцы, а украинская артиллерия в ходе боев в 2014-ом…

Участники очередного этапа Литературно-исторической экспедиции «Донбасс – земля героев», конечно, в эти знаменательные сентябрьские дни начали свое движение с Саур-Могилы, символа победы на Донбассе, куда собрались тысячи дончан, где выстроились курсанты за мемориальной стеной с фамилиями погибших. Степной ветер буквально сдувает нас холма, отчего невольно озираешься на бескрайние степи, курганы, ковыль… Мурашки по коже бегут от изумления перед подвигом павших: как они смогли? – А они смогли и тогда, в сорок третьем, и ныне, в 2014…
Один из участников, разыскивая в списках своего родственника, заметил:
– Вы только взгляните, – тычет рукою на побитую снарядами, пулями и осколками доску с фамилиями павших, – дважды хотели их убить, а они выстояли!
– А я помню, в 75 году, – вспоминает подполковник-афганец в отставке, из Ростова-на-Дону, – сюда съезжались ветераны отовсюду! И вот тут на склонах сидели, вспоминали, отмечали. И меня мой дед брал на эти праздники. Дед отвоевывал эту Высоту в 1943-м… – тоже тычет рукою в списки героев, – он тут, в списках значится, как без вести пропавший, хотя он не погиб, а лежал на поле, у подножья кургана, будучи тяжело раненым. Его подобрали немцы почти бездыханным… Дальше плен, побег, фронт, Победа…
– Саур-Могила – святое место для всех поколений, – неброско замечает, переживательно вторит министр обороны ДНР Владимир Кононов. – В этот день, 75 лет назад, Красная армия показала, что Родина у нас одна и за нее надо биться до конца. …Мы не посрамим их ратный подвиг. Сейчас так же нам приходится сражаться с недобитыми фашистскими уродами. И могу смело сказать, – обернувшись к ветеранам, боевито заверяет, – мы вас не опозорим! Победа будет за нами, враг будет разбит!
А нескончаемая людская река течет, поднимается на вершину Саур-Могилы, чтобы положить цветы памяти погибшим за эту высоту в 2014-ом.
Там же, на верху, перед часовней, священники служили панихиду, поименно называя погибших на Саур-Могиле, кто отдал жизнь за други свои…
– В этом году впервые привезли двадцать штандартов дивизий и соединений, участвовавших в освободительной Донбасской операции, – поведал нам легендарный писатель Фёдор Березин. – Ребята из военного лицея пронесли их торжественным маршем к вечному огню, воссоздав символичную связь времен.
На митинге поэты Донбасса, России, Белоруссии читали стихи, посвященные подвигу защитников Родины в годы Великой Отечественной и нынешней войн.
Завершился митинг минутой молчания и оружейный салютом роты почетного караула, от которого мальчишка из Октябрьского района города Донецка упал в обморок: он по-прежнему, с 2014 года не может безбоязненно слышать выстрелы…
Да, и еще, чтобы не пропустить, на митинге в Донецке, у мемориала «Твоим освободителям, Донбасс» в парке имени Ленинского комсомола, юный исполнитель Донецкой Народной Республики, в память о Главе ДНР Александре Захарченко, спел его любимую песню «От героев былых времен…» из кинофильма «Офицеры» так, что плакали все: и старики, и дети…

Совсем недавно, в мае, мы вместе с молодыми литераторами и бывалыми десантниками России и Донбасса уже поднимались по знакомой тропе Саур-Могилы. Собственно говоря, и этот очередной этап литературно-исторической экспедиции «Донбасс – земля героев!» писатели России и славянских стран тоже начали с неё, но продолжили не только по цветущему алыми розами Донецку, но и по южным, подчас непроходимым районам республики, где особенно жарко от вражеского огня, где полыхают дома… В Коминтерново, на Спартаке, в районе шахты им. Гагарина, в Сахановке… Мы побывали также в Авдеевке на «Уроке Памяти», в Макеевке встретились в библиотеке с героями-шахтерами, металлургами, простыми читателями…
Кстати, о Макеевке. В прошлом году на меня произвело неизгладимое впечатление «Письмо моему герою» (Сергею Тюленину, – авт.) участника Международного литературно-художественного конкурса для детей и юношества «Гренадеры, вперед!» Олега Шрамко из Макеевской школы № 59:
«Привет, Серега! Сегодня наш батальон в Ханженково (шахтерский поселок в городе Макеевке Донецкой области) собирал останки изувеченных и растерзанных трупов женщин и детей. Результат «освобождения» карателями ВСУ территории Украины.
От ужаса и боли сердце стынет,
как будто снова сорок первый год.
Каратели идут по Украине,
уничтожая собственный народ.
Это был мрак. Сцепив зубы, закусив до крови сердце, мы бережно выполняли свою работу.
И, знаешь Серый, у меня перед глазами стоял ты, Тюленин Сергей, молодогвардеец из Краснодона. Истерзанный, избитый, окровавленный, но несломленный. Ты никого не выдал, никого не предал. Даже фашисты, ненавидя, восхищались мужеством семнадцатилетнего пацана.
Ты для меня всегда был примером. Когда я узнал о молодогвардейцах, поехал в Краснодон. Музей, почти заброшенный, хранил фото ребят, девчонок, которые не склонили головы перед захватчиками своей земли, не смирились с будущим рабством, и как могли, сражались, помогая отцам, ушедшим на фронт. Казалось, что они сделали выдающегося: расклеивали листовки, повесили флаг, сожгли биржу. Но как же это было нужно и важно людям, которые не хотели быть рабами. Свободолюбием всегда отличался наш край.
Стоя возле шурфа шахты № 5, я почувствовал, будто ветерок коснулся пылающей от чувств головы. Мне показалось, что это звенящей нотой во мне прошла память. Память о вас, ребята, ушедших, но не забытых.
Эти картины моей маленькой жизни вырисовывались сегодня, когда мы доставали из заброшенной шахты тела убитых в 2014 году мирных людей.
Мой дед воевал в Великую Отечественную, отец ушел с первых дней войны на фронт. И я осознал, что история повторяется. Нельзя сидеть и ждать, когда этот ужас закончится. Мой долг, моя честь, доблесть моих предков позвала меня в ополчение защищать нашу с тобой Родину. Ничего героического я не совершил. Я просто по зову души, в память о тебе – моем двойнике в истории, выполнял свою работу воина…»
Разве я мог не прочитать коллегам из Донецка, когда мы пили чай в Донецке, в их штаб-квартире на улице Пушкина 31А, «Письмо» Олега Шрамко…

Конечно же, встреч было много и разных: трагических и радостных. Открытием для нас, участников Экспедиции, стали выставки в Краеведческом и Художественном музеях.
Выставка «Этим дням в веках не затеряться» в Краеведческом музее посвящена деятельности партизанско-подпольного движения 1941-1943 годов на территории Сталинской области. В экспозиции собраны 200 уникальных предметов – подлинных свидетельств партизанско-подпольного движения. Среди них – фотографии, награды, личные вещи, документы, прощальные письма участников партизанско-подпольного движения, агитационные плакаты и листовки.
Художественный музей организовал выставку «Они защищали Родину!» восьмидесяти произведений живописи, скульптуры, графики и декоративно-прикладного искусства. Эмоционально представлен раздел графики. Сразу после освобождения Сталино в сентябре 1943 года создал свои первые акварели из серии «По следам фашизма. Сталино» старейший донецкий художник Александр Прошин. Монументальное пейзажное полотно дончанина Алексея Полякова «Миус-фронт. Здесь погиб отец» (1984 год) воздает дань памяти не только отцу художника, но и всем воинам, павшим в боях за освобождение Донбасса. Тема перехода вчерашних солдат к мирной жизни на Донбассе показана в серии работ живописца Бориса Еремина «Шахтеры возвращаются» (1985 год).
С большим интересом мы листали фотоальбом «Мужеству забвенья нет…», куда вошли фотографии, снятые в годы Великой Отечественной войны на Донбассе…

Я не случайно сказал о встречах: радостных и трагических. 7 сентября, в канун 75-летия освобождения Донбасс от фашистских захватчиков, украинские силовики в очередной раз нарушили режим перемирия, обстреляв все поселки на линии разграничения. Не обошли огнем и Спартак, где в итоге еще две семьи остались без крыши над головой.
Не хочу описывать следы ужасов войны. Раны от неё еще долго будут видны на фасадах домов и разбитых усадеб…
Но эти два дома из десятков и сотен других не дают мне покоя.
Мы приехали туда, когда они уже сгорели, их останки, как могли, погасили, но огарки нет-нет да и вспыхивают. Измученная горем-печалью хозяйка, в полубреду, поливала из шланга дымящиеся кочерыжки, заглядывая в пустые, обугленные глазницы, где еще вчера были окна, то со стороны соседей, то со стороны списанной своей жизни… Она уже не плакала, – выплакала слёзоньки, – только топталась, мыкалась по двору и руками дым разводила…
Страшное зрелище. Страшное от того, что ничем не можешь помочь.
И таких домов через один, а то и каждый… Хозяйва что-то городят, затыкают дыры, латают абы чем.
Впрочем, и многоквартирные дома мало чем отличаются от усадеб. Те же заткнутые окна, забитые ДСП…
Но народ не уходит, некуда уходить. Со стороны Украины – по ним стреляют, со стороны Российской Федерации – они люди непризнанной свободной территории, со всеми вытекающими отсюда последствиями… Живут как живут, не теряя надежды, радуются всякой помощи и поддержке…
В Минеральном, в местной, добротно отремонтированной стараниями руководства, с помощью России школе учится 19 детей. Глава сельсовета мечтает о спортзале для ребят, а для жителей Спартака проектирует скважину, чтобы не зависеть от привозной воды…
Возвращается жизнь и в Иверский монастырь, что в двух шагах от расстрелянного Аэропорта. На дверях залатанного храма висит расписание служб. Мало-помалу приводят в порядок постройки вокруг церкви. Поклонный крест в память погибших добрые люди установили за храмом, где отчетливо видны руины разбитого Аэропорта. На кладбище наезжают родственники умерших, поправляют могилы, восстанавливают на памятниках надписи…
Кстати, не только у Иверской обители поставили поклонный крест, но и на въезде в Спартак. Красивый, резной и надпись знаковая на нём, трогательная:
«Сей крест воздвигнут во время войны 10.08.2017.
Господи, помяни погибших, защити живых».
А вокруг крестов цветы настоящие, петуньи, гладиолусы, розы и прочие, с такою любовью высаженные, ухоженные, что, глядя на них, и про войну забываешь, только не на долго.
– Стреляют? – спрашивает писатель из Белоруссии у жителя поселка, что варит для жены обед в сарае.
– Ну а как же, – обыденно отвечает тот, – стреляют. Вон видишь дымок на той улице…
– Вижу, – говорит Коля.
– Так то после ночного стреляния, – объясняет неказистый хозяин сарая. – Но у нас еще ничего, а вот в Коминтерново, говорят, одиннадцать домов одним махом… – и уходит в глубь сарая…
Нет, он не прячется, просто они уже другие и нам их никогда не понять, как и того мальчишку, что в обморок от салюта упал…
Даже в Иверской церкви мы и они молились по-разному.
Так и поехали на Крутую Балку, родные и разные.

Но все же, все же, не смотря на взрывы и пожары, на опасности с угрозой для жизни, жители ДНР свято верят, что мир на земле Донбасса наступит, как наступил и 75 лет назад.

ПОДЕЛИТЬСЯ


ВАШ КОММЕНТАРИЙ БУДЕТ ПЕРВЫМ

Оставьте Ваш комментарий (регистрация не требуется)