Thursday, November 23, 2017

Спецпроекты :    Anna-News.tv     Frontinfo.media     Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Гроза на западе

Гроза на западе

Необандеровский проект, который был запущен против России на территории Украины, оказывает украинскому народу «медвежью услугу». С одной стороны, неприязнь в России, с другой стороны — точно такое же отношение, если не хуже, и в польском обществе. Именно на всех украинцев постепенно переносится ненависть по поводу деятельности бандеровцев на бывших восточных польских территориях. Слишком ярки еще воспоминания у поляков, несмотря на построение в Польше «демократического», толерантного общества.

Известный украинский публицист Андрей Важра отмечает, что эта ненависть — массовая, идущая «из глубины польской народной души». В Польше набирает обороты «украинофобия». Сейм уже квалифицировал массовые убийства на Волыни в период Второй мировой войны как геноцид польского народа. Польское общество с удовлетворением восприняло это парламентское решение. Для простых поляков при действующей украинской власти слово «украинец» стало синонимом «бандеровец». Собственно, не об этом ли мечтал некто Дмитрий Ярош и его покровители?

Однако, Украина в «бандеровском формате» является неприемлемой для польского общества. Особенно, с учетом того, что польские националисты сейчас несколько подвинули во власти местных либералов. Проспект имени Бандеры в Киеве лишь добавил градусы в «котел неудовольствия». Впрочем, как и для русско-украинской неприязни, тоже. Получается принципиальное противоречие, одни и те же деятели для одних являются «героями», в то время как для других, «садистами» и «убийцами».

То, что у необандеровца — «героизм», у национально мыслящего поляка и русского — преступление. Показательны события в польском пограничном городе Пшемышле, где проживает крупнейшая в Польше украинская община. Не придумав ничего лучше, украинцы (после победы Майдана) стали прославлять здесь ОУН и УПА. Это закономерно вылилось в столкновения на этнической почве на массовом мероприятии, причем украинская сторона активно провоцировала. Данный инцидент упорно игнорировался польскими СМИ и стал известен благодаря социальным сетям и комментариям на сайтах. В результате активной общественной позиции польская прокуратура инициировала расследование по поводу «оскорбления польского государства и пропаганды бандеровщины».

В Польше набирает силу общественная инициатива об официальном запрете пропаганды бандеровщины. Красно-черные флаги УПА здесь находятся под запретом в и об этом украинцев предупреждают при въезде на польскую территорию. Народная инициатива, исходящая от простых польских граждан, организовала кампанию «за историческую память», главный мотив которой «Никто не забыт, ничего не забыто». Поляки уже задают вопросы своим политикам, которые стояли на Майдане, в смысле, за какие ценности они там боролись.

Необандеровские шабаши, часто проходящие на западной Украине, польские национально ориентированные граждане считают «плевком в лицо». Они призывают польское правительство «перестать подставлять другую щеку». Неприязнь постепенно переносится на всех украинцев, потому что они не препятствуют у себя «поклонению нацистам и бандеровцам». В отношении украинских гастрабайтеров, традиционно промышляющих в Польше, усиливается раздражение, переходящее на бытовом уровне иногда в презрение или даже насилие. Некоторые их называют «бандеровское быдло», украинцы на свой страх и риск отправляющиеся по рабочим темам в Польшу, очень запросто могут «схлопотать на орехи» при довольно снисходительном отношении польского общества.

В январе 2016 года в польском городе Кутно всего лишь семеро поляков ворвались в общежитие, где проживало 120 украинцев. Нападавшие избивали мужчин и женщин дубинками, требуя от них «убираться из Польши». В ноябре 2016 года в городе Ченстохова (Польша) произошла массовая драка между местными жителями и украинскими гражданами.

Отношение к украинскими «заробитчанам» в польской глубинке – это отношение к полукриминальному элементу, которой вдобавок еще и сбивает цены на местном рынке труда. Социалогические опросы, тестировавшие польские опасения по поводу своей безопасности, поставили украинцев на второе место (35%) после арабов (55%). Огромное количество украинских гастрабайтеров на территории Польши (по некоторым данным около 1 млн. человек) еще больше усиливают неприязнь и опасения местного населения. Зарплаты поляков не растут, и это толкает польскую молодежь к эмиграции. Поляки спорят, насколько это разумно, привлекать мигрантов для того, чтобы польская молодежь активно из страны выезжала.

Украинцы популярны на рынке труда исключительно из-за их готовности на любую работу за низкую оплату. Роль украинцев на польском рынке — это фактически роль бесправных полурабов, которых используют на временной и сезонной работе.

Таким образом, с ослаблением «исторической России» все вернулось на круги своя, Польша стала эксплуатировать «быдло» (именно так в Речи Посполитой величали холопов), украинцы ищут работу в Польше и остальной Европе, чтобы попытаться заработать на любых условиях.

«Бандеровщина» (и революция «достоинства») оказались для Украины жесткой провокацией с многочисленными человеческими жертвами, при которой украинцы сами себя загнали в угол. О том, что будет дальше, наивным поклонникам Майдана обоснованно говорили накануне, однако жажда власти оказалась сильнее. Гордыня победила.

Необандеровцы не только не умеют каяться, они, похоже, еще и лишены способности думать. Понятно, что этих людей используют. Марши ветеранов войск СС в Прибалтике и победа необандеровщины на Украине – это проекты легализации для разных колониальных территорий от одного и того же хозяина. С «ветхих времен» в политике нет ничего нового – разделяй и властвуй. И грабь обоих.

Review overview
1 COMMENT
  • цукцук 30.01.2017

    Многих пытаются использовать. Но, как говорится, «сука не захочет, кобель не вскочит».




    0



    0

POST A COMMENT

19 + 20 =