Wednesday, May 23, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Искусство думать

Искусство думать

После начала операции ВКС РФ в Сирии (30 сентября 2015 года) Россия потеряла не менее 8 самолетов: 4 военных и 4 гражданских. Два военных самолета было сбито, еще два утоплено при использовании авианесущего крейсера. Один гражданский лайнер был взорван над Синаем, еще три потеряли управление при выполнении взлета или посадки и упали при неких неожиданных обстоятельствах. Обратим внимание, что в некоторых случаях жертв можно было бы избежать или хотя бы снизить их количество. В том случае, если не пассивно идти навстречу обстоятельствам, а предполагать возможность воздействия со стороны вероятного противника.

 

 

Имеются ли у России как государства вероятные противники? Судя по тому что ежедневно тиражируется в СМИ — имеются. Иными словами, отправляя туристов в Египет в ходе военной операции против «международных террористов» в Сирии, нужно было предусматривать, что российские граждане автоматически становятся потенциальной целью.

Первый бомбардировщик был потерян потому что не предполагалось на него воздействие. А почему оно не предполагалось, с учетом того, что мы отлично понимаем чьими «войсками по доверенности» являются вооруженные боевики в Сирии? Еще один военный самолет был сбит из ПЗРК (как считается). Однако, в таком случае, почему бы не предполагать заранее, что совершая облет на данном эшелоне, военный самолет становится потенциальной целью для ПЗРК? Какие вообще могут быть гарантии в зоне боевых действий?

Два самолета утопленные при действиях с авианесущего крейсера говорят о том, что персонал был недостаточно обучен. Однако, обучение и интенсивные тренировки явно стоят дешевле, чем потерянная материальная часть и об этом тоже необходимо было подумать заблаговременно. Три пассажирских самолета было потеряно при странных обстоятельствах, странность в том, что летчики потеряли управление при выполнении стандартных приемов пилотирования.

Один пассажирский самолет разбился в Подмосковье на внутреннем рейсе сразу же после потери военного самолета Израиля, два других самолета были непосредственно связаны с сирийской темой, в первом случае летели с посадкой в Адлере. Недавний случай с гибелью 27 офицеров, включая генерал-майора, вообще, можно сказать, вопиющий. При любых обстоятельствах, отправляя такое количество военных специалистов из офицерского состава — нужно как минимум понимать риски данного обстоятельства.

Это ведь не первый случай. Ранее падали иранские самолеты с высокопоставленными военными, упал пассажирский самолет с польской политической элитой, включая президента Польши. Это такие обстоятельства, когда риски следует оценивать до, а не после. Удивительно, что подобные эпизоды происходят на войне, где мотивы недоброжелателей России вполне известны. Причем, эти противники однозначно «не прощают».

 

 

В зоне боевых действий любой воюющий является не только охотником, он является еще и «дичью». Быть дилетантом на войне роскошь недопустимая. Ситуация на востоке Украины является предвоенной. Война начнется там вероятно до истечения президентских полномочий Порошенко как максимум, а как минимум — в любое время. Поэтому нужно понимать, что как только война начнется, вероятный противник (а это не Украина, которая не более чем инструмент) будет крайне жесток как по способам, так и по методам. Обстрелы гражданского населения Донбасса при полном молчании «мирового сообщества» это наглядно показывают.

 

 

Терроризм, экономика, психологический шантаж, подкуп, политические беспорядки, применение войск и воздействие через СМИ — это разные формы одного и того же. Полностью исключить потери нельзя, а вот сократить потери можно. В этом и состоит искусство думать. Целью любой войны является победа. Древнекитайская военная философия отмечала, что победитель как правило сначала делает себя непобедимым, а затем вынужденно принимает участие в сражении, потенциальный проигравший как правило сначала начинает сражение, а затем пытается достичь победы.

Война — крайнее, вынужденное и очень рискованное средство. Поэтому ведя войну, необходимо все предусматривать. Сводить собственные риски к минимуму, а слабые места противника — использовать. Предстоящая война обещает быть предельно жесткой и технологичной, причем разницы между гражданскими и военными не будет. Вероятный противник ставит на терроризм, внутреннюю слабость атакуемого государства и технологическое преимущество, технологии — «бог войны» вероятного противника. Скажем так, технологии и высокая организованность.

Есть только один способ этому противостоять — максимально соответствовать масштабу вызова. Соответствовать интеллектуально, морально, технологически, организационно и экономически. Поэтому-то очень и востребовано искусство думать. Если мы понимаем кто ведет войну против России напрямую или через связанные структуры, на какие «поблажки» мы все еще рассчитываем?

ПОДЕЛИТЬСЯ


3 комментария
  • lxt 08.03.2018

    Вы упустили ещё, как минимум, один боевой самолет — Су-24, разбившийся при взлете. Оба пилота погибли. А уж сколько вертолетов…




    2



    0
  • Георгий Дзиов 09.03.2018

    Прекрасная статья! Читать в Минобороны!!!




    1



    0
  • хз 09.03.2018

    Не надо забывать и массовое отравление таллием на авиационном заводе в Таганроге.
    https://360tv.ru/news/tekst/otravlenie-na-aviazavode/
    Пока мы показываем мультфильмы о новом оружии, США демонстрируют возможности своего хим. оружия в действии.
    Ну а в случае с самолетами, очевидно, они хотели показать, что имеют средства для удаленного нарушения работы электроники или даже для перехвата управления. Причем эти средства могут применяться как на территории противника (катастрофа в Подмосковье), так и в непосредственной близости от российских военных объектов (Хмеймим).




    2



    0

POST A COMMENT