Saturday, May 26, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Миграционный кризис как элемент гибридной войны против России

Миграционный кризис как элемент гибридной войны против России

Эксперты обращают внимание на современную политическую тенденцию. В то время как национальные элиты Среднеазиатских государств «изгоняют» русский язык из обращения, простые жители этих стран направляются в Россию на заработки. Рустем Вахитов уверен, что ситуация с русским языком в соседних с Россией странах год от года становится все хуже. Украинские, прибалтийские, казахские или узбекские националисты всеми силами и средствами стремятся уменьшить количество граждан своих стран, говорящих по-русски.

 

 

Например, в Узбекистане, откуда идет постоянный поток трудовых мигрантов в Россию, русский язык изучается как иностранный в минимальном объеме. Аналогичная ситуация в Туркменистане. Ни для кого не является секретом массовый отток жителей из бывших советских республик на «этническую родину», чьи предки когда-то поднимали «национальные окраины». Наиболее сильно этот процесс протекал в Узбекистане, Туркмении, Азербайджане и Грузии. Сейчас в этих странах русский язык понимает менее 30% населения. Похожая тенденция наблюдается в Таджикистане, Киргизии, Молдавии, Прибалтике и западных областях Украины.

До недавних пор наиболее русскоязычными соседями России считались Белоруссия и Казахстан, но недавно и казахское руководство перевело страну на латиницу. Однако, интересным моментом является то, что именно из тех стран, где молодежь почти не знает русский язык и направляются в Россию миграционные потоки.

 

 

Поскольку после распада СССР в Российской Федерация функционирует только один тип экономики — сырьевая модель, это ведет к системному оттоку на запад высококвалифицированной местной рабочей силы. По некоторым оценкам в 2015 году за границей на постоянной основе проживало около 10 млн. российских граждан. Как правило, это страны Евросоюза, США и Израиль. Кто же въезжал в Россию в том же периоде? Прежде всего, это малоквалифицированная рабочая сила из Средней Азии (Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Казахстан, Киргизия).

На иностранных человеческих ресурсах в России уже держатся целые отрасли. По оценке Рустема Вахитова иностранцы комплектуют 37,5% персонала, занятого в российской (внутренней) торговле, 17,4% персонала в строительстве, 8% — в сельском хозяйстве, 7% — в обрабатывающих производствах, 6,3% — на транспорте. Как правило, трудовые мигранты в Россию — это выходцы из сельской местности, с низким качеством образования и плохим знанием русского языка.

Специалисты оценивают денежные потоки (отток капитала) мигрантов из российской экономики как конкурентные по сравнению с национальными бюджетами своих стран. Однако элиты этих стран проводят вполне определенную политику, которая не ориентируется на Россию, а ориентируется на использование России как донора.

 

 

Российская олигархия, используя труд мигрантов, исходит исключительно из интересов собственного бизнеса. Таким образом, реализуется схема, согласно которой происходит «круговорот денег в природе». Деньги, поступившие от продажи российского сырья на внешних рынках, аккумулируется в российской банковской системе. Затем часть этих денег так или иначе поступает на различные экономические проекты или обменивается на труд населения. Иностранцы часть своих доходов направляют в экономики стран своего гражданства, а элиты этих стран спокойно ведут дело к выдавливанию российского влияния из региона, потому что держат свои накопления в западных банках.

Таким образом, Российская Федерация не только обеспечивает дополнительную нагрузку на свой бюджет за счет пребывания иностранцев (среднее образование, медицина, борьба с преступностью, содержание миграционных центров и так далее), но и поощряет поддержку «светских режимов», использующих российскую территорию в качестве своего системного донора. Использование иностранной рабочей силы выгодно транснациональным экономическим структурам и банковскому бизнесу, однако это не слишком выгодно национальному государству. Это не только сокращение вакансий на рынке труда или демпинг стоимости рабочей силы. Это еще и дополнительная нагрузка на государственный бюджет, которую трудовые патенты не компенсируют. О косвенном влиянии, типа увеличения криминальной статистики и говорить нечего.

 

 

В России реализуется похожая экономическая схема, какую применили когда-то в Германии. Только вместо турок здесь «импортируются» их ближние и дальние «родственники» — плохо говорящие по-русски жители Средней Азии. Это при том, что социально-экономическая обстановка в некоторых регионах Российской Федерации (Северный Кавказ) довольно сложная. Кавказ показывает хорошие демографические показатели, но с работой там сложно.

Поскольку экономическая жизнь страны сосредоточена в мегаполисах, национальный состав там постепенно изменяется. Тенденция по смыслу такая же, как в «развитой Европе» или в южных штатах США. Можно спорить о деталях или о скорости процессов, но не о профиле. Миграционная политика выступает как часть либеральной внутренней политики. Граждане или не граждане — не важно, потому что «все решает рынок». Однако, по факту платят за все именно граждане.  

При сохранении действующей тенденции экономический кризис может быть дополнен. Как и в «развитой Европе» — это будет кризис миграционный. Достаточно лишь взорвать Среднюю Азию.  Точно также, как это было проделано в Ираке и Сирии. 

ПОДЕЛИТЬСЯ


NO COMMENTS

POST A COMMENT