Monday, May 21, 2018

Спецпроекты :      Frontinfo.media     Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Оксфорд

Оксфорд

Распад Советского Союза позволил не только превратить его территории в западные экономические резервации, но и дал шанс некоторым бывшим гражданам СССР узнать запад получше. В этом смысле любопытны замечания бывшего студента Оксфорда, в сети интернет пожелавшего остаться анонимным. Считать его наблюдения злонамеренными домыслами в отношении престижного английского ВУЗа или замечаниями свидетеля, это каждый читатель решает сам.

Бывший студент обращает внимание на типичную кастовость этого учебного заведения, которое готовит подрастающую смену на английской управляющей элиты. Студенты, желающие после окончания бакалавриата продолжать здесь учиться, воспринимаются как фрики. Заведение готовит не академиков, культурологов или ученых, а кадры. Будущих дипломатов, банкиров и юристов, офицеров, которым по плечу в перспективе получить самые высокие армейские чины.

Оксфорт считается инкубатором по воспроизводству английской элиты, и эта функция ведет свою историю как минимум с XIX века. Закономерно, что главой университета может выступить, например, бывший британский губернатор Гонконга. Статистика свидетельствует, что за прошедшие 100 лет 10 из 17 британских премьер-министров окончили это учебное заведение.

Дворянство и сейчас составляет около 50% всех учащихся. Как правило, это выпускники частных школ типа Итона и Вестминстера. На Англию таких приходится не более 10% от всех аналогичных учебных заведений. Ранее такие школы поставляли 100% учащихся Оксфорда. Сейчас дворяне разбавлены «талантами» из черных или неблагополучных семей, однако это не означает, что те попадут в элиту. Три года они «равноправно» прокрутятся в этом инкубаторе, после чего вернутся в ту среду, из которой прибыли.

Они станут учителями, мелкими служащими, офисными сотрудниками, в конце — концов, останутся в аспирантуру. Их товарищи из иного сословия уйдут в коридоры власти и больше их пути никогда не пересекутся. Между тем, при приеме действуют квоты, в том числе для иностранцев. Так что, для определенных категорий с неплохими мозгами шансы имеются.

Как в Британии все устроено, не сложно понять, если учесть, что российская элита и средние сословия были безжалостно истреблены и размыты около 100 лет назад, а британская элита сохраняется веками. Последняя крупная перемена — гражданская война XVII века. Может оказаться так, что студент Оксфорда придет в столовую, которую построил его очень далекий предок, о чем будет свидетельствовать соответствующая надпись. Поэтому, хочешь — не хочешь, а придется признать, английское общество — сугубо кастовое.

Высшая каста среди студентов отличается даже внешне. Это практическая абсолютная уверенность в своем превосходстве, узнаваемая речь, интонации и слова-маркеры. Это, наконец, внешний вид. Приветствуется не только дорогая элитная одежда, но и атлетичный внешний вид (как следствие занятия греблей и регби). Некоторые наивные ребята из другого слоя поначалу еще пытаются завязывать с аристократией знакомства, посещая спортивные секции, но, в конечном счете, сталкиваются со стеной вежливого безразличия и в итоге начинают вести себя как вассалы.

Интересно, что в Оксфорде довольно много студентов-казахов, которых субсидирует казахское правительство, однако нужно понимать, что в этом городе не один, а два университета. Знаменитый на весь мир Oxford University и ничем не выдающийся Oxford Brookes University (построенный в 90-х годах прошлого века), и не имеющий к первому никакого отношения. По похожему принципу на использовании брэнда паразитируют многочисленные местные языковые и летние школы. В результате летом на улицы этого города высыпают тысячи учащихся с разных континентов, которые не имеют отношения к знаменитому ВУЗу, но получат дипломы и свидетельства из этого города.

Между тем, Oxford University – это не здание, а конфедерация разбросанных по городу автономных колледжей, объединенных сводом правил и экзаменационной комиссией. Колледжи отличаются не только уровнем престижности или архитектурным и финансовым состоянием, но и политическими взглядами, и порой, «неформальной сексуальной ориентацией».

Бывает так, что «консерваторам» принадлежат картинные галереи, а «либералам» не хватает на канцелярские принадлежности. «Слоеный пирог» существует и в Оксфорде. На втором курсе можно снять отдельную квартиру у околоуниверситетской интеллигенции (профессоров и фрилансеров), что потомственные аристократы и делают. В колледжах к студентам до сих пор приставлен scout. Как правило, это немолодой мужчина с безукоризненными манерами и регулярно «поддающий». Именно ему приходится приводить в порядок помещения и убирать полы после светских гулянок. Считается, что «пить Оксфорд не умеет, но пьет нечеловечески много». Как следствие — драки.

Кроме разного рода студентов и учащихся в городке проживает и местное население в количестве около 100 тысяч человек. Это преимущественно «рабочие окраин», которые не первое столетие обслуживают «заезжих умников», проходящих по классу «золотой молодежи». Кроме пьянства еще одним характерным моментом этого образовательного центра является сомнительная сексуальная репутация.

Некоторые полагают, что негласный бисексуализм британской элиты — явление сугубо статусное и классовое. Так называемые «геи из народа» — это не более чем «плебеи от гей-комьюнити». Аристократия предполагает не афишируемую всеядность в духе лорда Байрона. «Белая кость» не презирает средний класс, а просто его не замечает. Единственное что может объединять нации и классы пусть даже на короткое время — это пристрастие к наркотикам. Судя по косвенным намекам, и с этим в Оксфорде все в порядке, для тех, кто ищет.

Таким образом, если описание верно, психология англо-саксонской элиты по отношению к элите российской описана верно. Российские олигархи, сколько бы они не содрали с Евразийского материка, никогда не будут приняты в это общество на равных, а лишь в роли стюартов, лакеев или на худой конец, в роли клиентов своих банков. Английская элита очень хорошо знает, кто и как 100 лет назад уничтожил Российскую империю, и относится к наследникам соответственно. Распад «советской империи» лишь подтвердил определенные самые худшие выводы. Лучший вариант для российской элиты уже в прошлом — это когда ее не замечали. А сейчас эти «мелкие коммерсанты» вызывают лишь все большее нарастающее раздражение.

Россия для англосаксонской элиты является «списанной», чисто колониальной территорией, удобным «политическим мешком» для отработки политических ударных технологий. Настроение такое же, как у сильно пресыщенных жизнью «спартанцев» проучить зарвавшихся «илотов». Отсюда и все остальное. Вечное желание «поладить» со стороны российских деятелей смотрится как плебейская зависимость.

Впрочем, как видно, времена меняются и в Англии. Если раньше отличительным признаком дворянства считалась честь, то сейчас не афишируемая бисексуальность. Похоже, британцы больше ничему никого не научат. Когда-то в британском флоте за гомосексуализм вешали. Сейчас это явление, свидетельствующее о психиатрических проблемах и системной деградации биологического вида, внедряется в английском обществе сверху почти как «социальная программа». Англосаксы точно такие же лишние? Все что могли они для глобализации уже сделали? 

ПОДЕЛИТЬСЯ


2 комментария
  • Олег 27.08.2017

    Шок?!!!




    0



    0
  • го 27.08.2017

    Это инкубатор системы. Ни к образованию, ни к науке данная структура, похоже, уже давно отношения не имеет.




    1



    0

POST A COMMENT