Home / БЫВШИЙ СССР  / «Революции под ключ» — коробочные версии

«Революции под ключ» — коробочные версии

Надо отдать должное американским социологам, некоторые из них не занимаются очковтирательством, а исследуют реальные технологии важных социально-политических процессов. Например таких как революции. Джек Голдстоун посвятил этому небольшую книгу под названием «Революции очень краткое введение».

Почему был возможен успех французской революции 1789 года? Активная беднота парижского предместья была подкреплена дезертирами с артиллерией, а королевская армия предпочла не вмешиваться. Бастилия пала, после чего голову коменданта насадили на пику и так ходили по улицам. «Это бунт?» — спохватился король Людовик XVI. Ему ответили: «Нет сир, это революция».

 

 

Голдстоун уверен, что существуют разные образы революций: как социальный процесс или как «просто вспышка народного гнева». Важный момент состоит в том, что народ «спускают с привязи» в результате чего «получается масса, которая жаждет крови и насилия». В основе любого «революционного брожения» лежит гнет, однако сам по себе он ничего не обещает. Важными элементами процесса является раскол представителей элиты, слабость правителя и сплоченность протестующих на почве жажды «мести и социальной справедливости».

Крестьянские восстания и «хлебные бунты» характерны для аграрных обществ, в городах — это протесты по любому поводу (дискриминация, ограничения, аресты активистов, подтасовки и тому подобное). Еще одна форма — госперевороты (coups d’état — франц.). Они как правило никогда не происходят во имя «социальной справедливости», а лишь во имя перераспределения власти и «поддержания стабильности».

Джек Голдстоун считает, что «революции» не обязательно должны происходить в «нищих странах», как раз наоборот, они осуществлялись порой не в самых бедных государствах. В частности, в США жилось сытнее, чем в Великобритании, однако «революция» случилась именно в Америке.

 

 

Дело не в глубине нищеты, а в расположении элитной группы поддерживать или давить восстание. Пока элиты едины и лояльны ничего реально не происходит, как только есть принципиальное различие целей — следует ожидать и «революций». В чем же состоит «революционная ситуация»? В том, что правители объективно слабеют, принимают неадекватные решения, элиты теряют единство цели, раскалываются на клики, которые относятся друг к другу с недоверием.

Между тем, группы населения оказываются в состоянии, когда труд не дает ожидаемых доходов и результатов. Простые люди чувствуют себя выбитыми из колеи и не защищенными. Голдстоун сравнивает «революции» с землетрясениями, где серия мелких толчков еще ничего не означает, однако о вероятности «землетрясения» говорят косвенные признаки.

Во-первых, это проблемы в «экономической и фискальной сферах», массово снижающие доходы населения. Государство чтобы держаться на плаву давит на нижние этажи общественного здания. Получается ответная реакция. Во-вторых, наблюдается растущее отчуждение и оппозиционные настроения среди представителей элиты. Соперничество кланов. Соперничество старых элитных групп и новых. В общем, борьба за улучшение своего положения может привести к принципиальным разворотам.

 

 

В-третьих, мобилизация протестной части общества по любой причине. Люди не получают материальных результатов от своего труда и ищут выходы негодованию. В-четвертых, появляются теории с «убедительными ответами», религиозные движения (пуритане, джихадисты и так далее), мотивы национального освобождения, осуществляется «поиск справедливости». Идеология как правило предлагает утопические идеи (например, «Украина — цэ Европа» и тому подобное).

Еще один важный аспект — демографические сдвиги, если население растет очень быстро, это провоцирует неустойчивое состояние общества, потому что в таком случае реальные доходы подавляющего большинства имеют свойство снижаться, а конкуренция увеличиваться. Внешние условия также влияют. Войны как правило не усиливают, а ослабляют государство. Неравномерное экономическое развитие приводит к расцвету одних регионов и депрессии в других регионах.

Поляризация доходов и поляризация общества порождают недовольство дискриминацией. Еще одна причина — эволюция действующих национальных лидеров, которые начинают видеть себя в качестве незаменимых. «Узкий круг» и личное покровительство постепенно начинают раздражать всех прочих.

 

 

Таким образом, «революции» начинаются там, где «режимы» или правители слабеют, а ключевые участники элиты переходят на сторону оппозиции. В результате — широкий спектр результатов, от контрреволюции, гражданской войны, разгула террора, до гражданской войны и новой диктатуры.

Социально-политические процессы на примере работы Джека Голдстоуна предсказуемы, и значит — вполне управляемы. В том числе, управляемы извне (концептуально). Народ принципиально ничего не создает, он может терпеть гнет сколько угодно долго, однако, он быстро вспыхивает, если власти дают его использовать конкурентам в качестве инструмента. «Революциям» как правило всегда предшествует моральное разложение высших этажей общественного здания.

 

 

Концептуальная подготовка разрушения прежнего порядка состоит в четырех основных темах: обеспечении постоянного давления на низшие классы, моральном разложении высших классов, расколе управляющей элиты и консолидации протеста. «Цветные революции» неоднократно с успехом использовали эту методику.

Надо отдать должное американским (и прочим) социологам, некоторые из них действительно не занимаются привычным очковтирательством. Распад СССР (1985-1991) был масштабной специальной операцией. Похожим способом была развалена и Российская империя (1904-1917). Имеется предположение, что сейчас постепенно «подбираются ключи» и к Российской Федерации. Начали издалека, с беспорядков и переворота на Украине.

Однако, обратим внимание на статистику. Во всех случаях развала российского государства («Смутное время» начала XVII века, «Две революции 1917 года», «Перестройка и распад СССР») все эксцессы обеспечивались из центра.

 

 

Именно центр запускал центробежные процессы. Население выступало в качестве инструмента и пострадавшей стороны одновременно. Детонаторы взрывали «горючую смесь» уже подготовленную. Слабость органов, обеспечивающих безопасность, оказывалась фатальной для российского государства во всех случаях. Как только «антивирус» не срабатывал, «компьютер» заражался, после чего происходило полное «переформатирование дисков» и переустановка «программного обеспечения».

Следует отметить, что «новое ПО» как правило бывает для населения не лучше предыдущего. Кардинальные изменения на властных этажах — это перераспределение крупной собственности в первую очередь. Естественно в интересах тех, кто «революции» организует. Распад СССР и события последовавшие далее, как пример длящегося (но не законченного) подобного проекта.

ПОДЕЛИТЬСЯ


ВАШ КОММЕНТАРИЙ БУДЕТ ПЕРВЫМ

Оставьте Ваш комментарий (регистрация не требуется)