Monday, August 20, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / Вся лента новостей  / С печалью я смотрю на III тысячелетие

С печалью я смотрю на III тысячелетие

 

Профессор Эдуард Володин

 

С печалью я смотрю на III тысячелетие

 

На стыке веков и тысячелетий всегда соблазнительно порассуждать о будущем. Именно соблазнительно, потому что Иисус Христос строго предупредил: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф., 24, 36) Однако прогнозы, предсказания и пророчества не перестают литься из рога футуристического изобилия на алкающих запретного знания простецов и яйцеголовых. Иногда эти предсказания столь «убедительны», что вновь надо напомнить слова Иисуса Христа: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф.,24,24). Поэтому все сверхнаучные и ультрамистические прогнозы о будущем надо считать или досужими забавами сциентистского сознания или корыстной запредельной работой темной силы по дезориентации человечества.

 

Вообще. Замахиваться на тысячелетний прогноз дело безнадежное. Судя по тому, какие трансформации претерпело человечество за последнюю тысячу лет и сколь неожиданными были крутые виражи истории, исходного материала современности слишком мало для прогнозов даже на столетие, ярким чему подтверждением служит программа построения коммунизма в СССР, принятая в 1961 г., успешно проваленная уже в 1980 г. и кажущаяся плодом воспаленного сознания применительно к России, завершающей, будем надеяться, десятилетнюю эпоху беспросветного радикального реформирования.

 

Другое дело, когда предпринимаются попытки понять потенциал ныне существующего общества, чтобы сделать предположения о возможности дальнейшего развития того, что у самого общества имеется в наличии. Здесь не ставится вопрос о событиях и личностях – идет осмысление самого процесса, что вполне корректно для объективного знания, избегающего теоретического произвола и пустопорожних интуитивных озарений. Попробуем и мы хотя бы в первом приближении высказать свои предположения о потенциале современной цивилизации и тенденциях ее развития.

 

Как бы ни называли современное общество – индустриальным, постиндустриальным, технотронным – это общество всего лишь одно из состояний, этапов потребляющей цивилизации, идеологическое обоснование которой дано сначала в Ветхом завете, затем в протестантизме различного толка, возникшего на стыке позднего феодализма и раннего капитализма. Независимо от того, экстенсивно или интенсивно происходит потребление природных ресурсов и продуктов человеческой деятельности, потребление есть подлинная стихия современной цивилизации и все научно-технические открытия, внешне освобождающие от «идиотизма деревенской жизни» (слова К.Маркса), на самом деле являются изобретениями для более активного и без остатка изъятия из природы пригодных человеку ресурсов.

 

Первые сигналы бедствия прозвучали уже в 60-е гг. ХХ века, когда делались попытки создать глобальные модели мирового развития, а экология из лабораторий начала выходить на публику и бороться за чистоту окружающей среды. Минуя историю глобалистики и превращение экологии в политику, отметим здесь, что за прошедшие сорок лет потребляющая цивилизация не только не изменилась к лучшему, но еще интенсивней стала выкачивать и потреблять природные ресурсы, что приводит к выводу о неостановимости этой деятельности или, что будет более точным, обреченности нынешней цивилизации на потребление вплоть до последнего грамма полезного ископаемого.

 

Предвидя такую историческую перспективу, в работу включились политики и финансисты (в руках которых деньги – кровь и кроветворные потоки потребляющей цивилизации). Гейдельбергский клуб, Трехсторонняя комиссия, большая семерка, Давос – вот лишь то, что находится на поверхности (что находится в тени и мнится прообразом мирового правительства мы здесь не рассматриваем) политико-экономических процессов. Именно в этих центрах разрабатывались концепции устойчивого развития, призванные, якобы, упорядочить во всемирном масштабе проблемы потребления, а само потребление привести в соответствие с техническим развитием стран и развитостью демократических институтов. Эти же центры поддержали и концепцию «пределов роста», в соответствии с которой цивилизация, ограниченная природными ресурсами, должна сбалансировать научно-техническое развитие с сырьевыми возможностями планеты (при том условии, что ограничения касаются т.н. «третьего мира» и являются благопожеланиями для стран передовой демократии).

 

И концепцию «устойчивого развития» и рассуждения о «пределах роста» можно было бы назвать романтическим поиском выхода из исторического тупика потребляющей цивилизации, если бы их не поддержали влиятельные политические и финансовые силы. Благодаря их поддержке и как раз в период горбачевской перестройки и ельцинско-гайдаровского радикального реформирования, т.е. во время катастрофического распада Советского Союза на свет появился манифест победившего капитализма (высшей и последней стадии потребляющей цивилизации) – работа Ф. Фукуямы «Конец истории», интересная для нас тем, что она открыто провозгласила неизбежность прихода Нового мирового порядка – монополярного мира с центром в США и транслятором его воли в Западной Европе при доминирующей роли в принятии политических решений финансовых кланов и транснациональных корпораций.

 

Восторженные отклики на программу Нового мирового порядка, предполагающего легализацию теневого мирового правительства (см., например, панегирики бывшего ответработника ЦК КПСС и советника Горбачева Шахназарова) не по наивности, конечно же, а преднамеренно упускали из виду, что сам Новый мировой порядок требуется для того, чтобы обеспечить светлое будущее «золотому миллиарду» – населению стран Большой семерки и Западной Европы. Все остальное человечество выводится за скобки, а что его ожидает мы обнаружим в конце этой небольшой статьи.

 

При учете проблемы «золотого миллиарда» становится понятно, почему глобальное противостояние стран развернуто по линии «север-юг». Север – это как раз зона проживания основной части «золотого миллиарда», в то время как «юг» – место расселения остального человечества. Данное членение получило инструментарий дальнейших взаимоотношений, определяемый в работах Хантингтона, Бжезинского и Киссинджера как «цивилизационные конфликты ХХI века» Нам неоднократно приходилось писать, что весь смысл «цивилизационных конфликтов» сводится сейчас к провоцированию военного взаимоистребления православных и мусульман во имя и на благо «золотого миллиарда». Известная дуга нестабильности, протянувшаяся от Адриатики через Ближний Восток на Кавказ и до Памира как раз сконструирована и спровоцирована в рамках «цивилизационного конфликта» и можно быть уверенным, что творцы Нового мирового порядка сделают все, чтобы взаимоистребление – абсурдное и противоестественное – православных и мусульман набирало обороты.

 

Чтобы к этой проблеме больше не возвращаться, обратим внимание на то, что дуга нестабильности создана для обессиливания приверженцев двух мировых религий, но основной ее смысл в обессиливании России и, в случае успеха, передвижении ее границ до линии Оренбург-Саратов-Воронеж. Если быть еще более точным, то эта дуга способствует (военными средствами) доведению численности населения России до объявленных госпожой Тетчер и иже с нею 50 миллионов человек (при том, что и без войны убыль населения составляет 1-1,5 млн. человек). Это нужно отметить для того, чтобы покончить с иллюзией, будто присутствие в «большой восьмерке» и пропагандируемое «вхождение в мировое сообщество» дает возможность России оказаться в «золотом миллиарде». Не дает. А объявленные приемлемые для Нового мирового порядка 50 млн. человек – это как раз то количество, которое необходимо для добычи и первичной переработки сырьевых ресурсов нашей страны. Мы объявлены страной и народом без исторической перспективы и последние десять лет ярко и убедительно подтверждают, что делается все, чтобы этого будущего у нас не было.

 

Подведем первый итог. Запад и его научные, политические и финансовые центры поняли тупиковость потребляющей цивилизации, но поиски повели не в направлении изменения облика цивилизации как таковой, а по линии размежевания западного мира (золотой миллиард) и всего человечества. Как нам представляется, отрабатывается тактика задержки цивилизационной катастрофы, а стратегический курс на изменение основ и векторов развития человечества в третьем тысячелетии вообще не берется в расчет.

 

Теперь предположим, что Новый мировой порядок восторжествовал, человечество находится в его резервациях, а «золотой миллиард» процветает и благоденствует. Опять-таки, основываясь исключительно на современности, спрогнозируем качество жизни этого «золотого миллиарда.

 

Западная цивилизация основывается на двух «китах»: правовом государстве и суверенной личности. Первое предполагает верховенство закона во всех сферах общественной, экономической и политической жизни. Второе провозглашает личность как высшую ценность бытия, независимость ее от любых внешних влияний и посягательств, если они противоречат праву. При том, что такое общественное устройство препятствует произволу править бал, а демократия получает мощное юридическое обеспечение, обратимся от принципов к реалиям этой самой передовой демократии. Тотальность права сама по себе отменяет нравственность как основание челов6еческого бытия и межличностных отношений. Внеморальное общество всю сложность жизни регламентирует и, следовательно, нивелирует правом, что естественно влечет за собой нарастание бездуховности или, что все равно, создание псевдодуховных учений и общностей. Само право становится демиургом общественной и личной жизни, а это уже тот самый правовой тоталитаризм, который ничем не лучше тоталитаризма политического (впрочем, сама политическая система западной потребляющей цивилизации и есть следствие и результат правового тоталитаризма). Налоговый инспектор, адвокат и полицейский – вот подлинные символы правового государства. О каком же богатстве и сложности человеческого бытия можно вести речь? Если же продолжить исследование целей правового государства и методов их достижения, то окажется, что соблюдение правовых норм требует все усложняющейся системы контроля за человеком как таковым и всеми формами его жизнедеятельности. В конце концов, это правовое государство по самой логике своего развития уже создало то, что в России получило название ИНН (идентификационный номер налогоплательщика), с мельчайшими подробностями фиксирующий все события жизни личности. При таких условиях владелец информации становится хозяином и правового государства, и суверенной личности и именно он будет принимать решения, определяющие жизнь и развитие западной потребляющей цивилизации и всего «золотого миллиарда».

 

Стоит сказать и о суверенной личности. Как мы могли заметить, суверенность ее основывается и, одновременно, жестко регламентируется правом. Там же, где право замещает мораль, суверенной патологии полное раздолье, тем более, что правовое государство заявило и проводит в жизнь принцип защиты и обеспечения прав различных меньшинств. Так была легализована «однополая любовь», вслед за чем, сообщества гомосексуалистов и лесбиянок потребовали политического статуса и экономических дотаций для своей суверенной многоличностной деятельности. Напор однополых оказался столь сокрушительным, что политики быстренько удовлетворили их требования, поучаствовали в демонстрациях, а в ряде стран добились регистрации в мэриях и даже венчания(!) однополых суверенных личностей. При том, что у этих человеческих особей есть свои эстетические предпочтения, любопытно было бы, например, понять современную моду, поскольку основная масса «элитных кутюрье», в том числе и в России, принадлежит к однополому сообществу. Не менее интересными были бы исследования роли мужеложцев в формировании внутренней политики, политического истеблишмента и внешнеполитических отношений. Право же, только из-за научного любопытства стоит посмотреть, как аномалия воздействует на норму и к каким результатам это приводит.

 

Не менее интересна помощь правового государства меньшинствам в сфере духовности. Легализовано и пользуется правовой защитой и поддержкой все, что только можно вообразить. От первобытных и языческих культов до восточной мистики, оккультизма и откровенного сатанизма – все легализовано во имя суверенной личности и прав малодушных. Одновременно в школах, например, США во имя равенства прав и свобод отменен Закон Божий и ежедневная общая утренняя молитва – это, видите ли, может попрать права отрока из какой-нибудь нехристианской семьи, семьи нехристей, если выражаться по-русски.

 

Понятие «традиционные религии» постепенно изгоняется из правовой сферы и это вполне понятно, если суверенная личность отменяет, превозмогает и подавляет национальную общность (что естественно для буржуазного атомизированного общества или толпы одиноких, по выражению Г. Маркузе). Перед правом равны Свет и тьма, горний мир и бездна. Такое равенство в сути своей восстанавливает дохристианский политеизм, который в наше вре5мя спустя 2000 лет после Рождества Христова нельзя назвать иначе как современной западной формой атеизма. И именно этот политеизм-атеизм защищает и расширенно воспроизводит правовое государство – венец западной потребляющей цивилизации.

 

Из сказанного следует второй итог – для реализации планов «устойчивого развития» и «пределов роста», для контроля жизнедеятельности «золотого миллиарда» западная потребляющая цивилизация формирует правовое тоталитарное государство, подчиняющее себе всю жизнедеятельность общества и само зависящее от воли и планов узкой группы ничем не ограниченных хозяев информации – все тех же политиков и финансистов.

 

Такое общество и такой золотой век человечества предвидел Ф.М. Достоевский и в «Бесах» пророчески рассказал об этом «прекрасном новом мире». Нижеследующие цитаты из романа и подготовительных материалов к нему (что отмечается соответствующими цифрами) покажет нам судьбу «остального человечества», но, как мы считаем, эта же судьба ждет и абсолютное большинство членов «золотого миллиарда» (разве что потребление ему будет дозволено более качественное): «Он предлагает, в виде конечного разрешения вопроса, – разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться вроде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, вроде как бы первобытного рая, хотя, впрочем, и будут работать. Меры, предлагаемые автором, для отнятия у девяти десятых человечества воли и переделки его в стадо, посредством перевоспитания целых поколений, – весьма замечательны, основаны на естественных данных и очень логичны»9т.10,с.312): «Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот шигалевщина: Не надо образования, довольно науки! И без науки хватит материалу на тысячу лет, но надо устроиться послушанию. В мире одного только не достает: послушания. : Необходимо лишь необходимое – вот девиз земного шара отселе. Но нужна и судорога; об этом позаботимся мы, правители. Полное послушание, полная безличность, но раз в тридцать лет Шигалев пускает судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты, единственно чтобы не было скучно.» (т.10,с. 322-333) «Тут надо, главное, изменить природу человека физически. Тут вполне надо, чтоб переменилась личность на стадность уже непосредственно, хотя бы он забыл первоначальную формулу. – Но в таком случае вы всю пользу человека видите только в обеспечении еды и питья? – И равных всех прав, и органического перерождения в равенство» (т.11, с.271).

 

Можно было бы порассуждать о тех, кто войдет в одну десятую пресловутого «золотого миллиарда», но и это давно известно всем, кто изучал Откровение Иоанна Богослова и толкование его восточными отцами церкви. Поэтому не будем соблазнять читателя персоналиями, а подведем последний итог.

 

Будущее, готовящееся человечеству авторами доктрины Нового мирового порядка, несомненно свидетельствует о неминуемости конца западной потребляющей цивилизации. Правовой тоталитаризм как будущее челов6ечества – это конец истории в прямом смысле слова. Поэтому вопрос о хитросплетениях истории в третьем тысячелетии для нас не стоит – стоит проблема окончания времени и прихода неизбежной и обетованной Вечности. В этом приходе наш православный исторический оптимизм и что бы ни придумывали тайные центры управления миром, новое небо и новая земля будут сотворены для всех, не поддавшихся дьявольским искушениям и золотым химерам.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ


ВАШ КОММЕНТАРИЙ БУДЕТ ПЕРВЫМ

Оставьте Ваш комментарий (регистрация не требуется)