Tuesday, May 22, 2018

Спецпроекты :      Frontinfo.media     Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Социалист Зюганов vs коммуниста Ленина

Социалист Зюганов vs коммуниста Ленина

 

«Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными,…»

Ап. Павл 2-е к Кор 6:14

I

 

С первого взгляда политическая палитра Государственной Думы РФ видится вполне себе представительной. Тут, как говорится «всякой твари по паре». Есть и «здоровые» националисты, в виде ЛДПР, социал-демократы изображаются «Справедливой Россией» (СР), в наличии даже коммунисты – КПРФ. Всё это буйство красок, что сродни радужному флагу ЛГБТ — сообщества, «пасёт» правящая «консервативная» «партия власти» — «Единая Россия» (ЕР). И вроде ничего Одновременно и разнообразно и вполне прилично. Даже респектабельно. Без лишних дискуссий, как известно. Если бы не одно но…

Дело в том, что любая государственная политическая система устойчива только в том случае, если большая часть политической «элиты», кабы не вся, держится единого политического государствообразующего идеи-идеала. Т.е. все значимые политические акторы, все кто имеет хоть какой-то политический вес, согласны в основах политического, экономического и социального устройства государства. И это понятно и естественно.

Мы не можем каждые четыре или семь лет на выборах парламента или президента делать выбор между принципиально несовместимыми политическими порядками в государстве. Мы не можем беспрерывно радикально менять республику на монархию и обратно, президентское управление на парламентское, вводить то федеративное устройство, то унитарное или переходить к конфедерации, регулярно национализировать, а затем приватизировать предприятия. Такие повторяемы действия, очень быстро измотают любого и приведут, даже сильное и здоровое государство и само общество, к краху.

Вспомним Французскую республику, которая в 60-х и 80-х годах XX-го века, «развлекалаясь» национализацией и денационализацией промышленных предприятий и банков, подорвала собственную конкурентоспособность. Особенно банковской системы. Ведь частая смена парадигмы бизнес-управления не позволяет развиваться компании, заставляя её лишь выживать непрерывно мучаясь «тошнотой» от частых разворотов по команде «кругом».

Но ситуация резко ухудшается и осложняется, если мы переходим с уровня предприятия, даже крупного, на уровень политической системы государства, даже мелкого. (Заметим, мы исповедуем подход к понятию политического выдающегося немецкого политического философа Карла Шмитта.)

Дело в том, что если предельными критериями, которые выделяют каждую сферу человеческой деятельности на фоне других, для экономики являются «рентабельное» — «нерентабельное», в области морали «добро»-«зло», эстетики «прекрасное»-«безобразное», то для политического такими её собственными растягивающими полюсами будут «друг»-«враг».

Важно, что здесь понимается «друг» и «враг» не в личном, а в политическом, общественном, групповом контексте. С политическим врагом можно по человечески дружить, можно восхищаться его талантами, испытывать симпатии к его личности, в том числе и к его моральным устоям, с ним «может быть выгодно торговать». Но политический враг он иной, чужой. Потому «приятное обращение» с ним никак не отменяет того факта, что в случае острого политического конфликта, проблема может решиться только войной, ибо в политике по-настоящему невозможен ни третейский судья, ни заранее установленные нормы. Несмотря на массовую убеждённость в обратном.

И не только деятельность последних президентов США, начиная, наверное, с Рейгана, тому даёт огромное количество красноречивых примеров. РФ, за последние годы, не раз на своей «шкуре» ощутила, что ООН имеет хоть какую-то устойчивость исключительно в силу наличия у каждого государств-основателя безусловного права вето. В противном случае, ООН давно превратился бы в послушный инструмент достижения политических целей государств, которые, захватив данную организацию, лишь прикрывались бы формальным согласием большинства.

Пример резолюции Совбеза ООН №1973 и последующая судьба Ливии или мгновенный отстрел «Томогавками» по сирийской базе Шайрат, под предлогом «постановочной» газовой атаки в Хан-Шейхдуне – тому подтверждение. Другая наглядная демонстрация – якобы независимый «Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьёзные нарушения международного гуманитарного права, совершённых на территории бывшей Югославии с 1991 года» (т.н. трибунал по бывшей Югославии). «Суд» сей представляет собой политический репрессивный орган направленный почти исключительно на подавление лидеров Сербии, под «шильдиком» ООН.

Да и в целом деятельность ООН нам даёт реальную картину результатов взаимодействия в государстве политических сил имеющих антагонистические взгляды. Только при решении внутренних вопросов в государстве, в отличие от ООН, ни у кого нет права вето, зато, напротив, у немногих есть формальное и фактическое право силы, которым они быстро приводят к умиротворению несогласных со своей линией.

Потому политическое единство правящих групп в государстве есть необходимое и естественно условие его выживания. В противном случае, если будут достаточно продолжительное время конкурировать, по крайней мере, два существенно различных государствообразующих политических идеи-идеала, вместо политического мира и конструктивной работы мы получим гражданскую войну. Последняя будет длиться или возобновляться вновь и вновь до окончательной победы одной из сторон, завершаемой уничтожением противника. В этом месте иллюстрацией служит нам Майдан-2004 и Евромайдан-2014. Первый, так и не смог окончательно решить вопрос о власти на Украине, потому потребовался второй, уже полноценный государственный переворот, революция, с настоящей гражданской войной. Слишком уж несовместимы были политические идеи-идеалы русского юго-востока Украины с галицийским национализмом, чтобы они мирно договорились о разводе или, тем паче, могли бы жить в одном государстве. Кто-то должен был «уступить» или своим «Я» или своей жизнью.

Следовательно, чтобы быть в «обойме» политических сил проходящих в Думу РФ, Конгресс США, Бундестаг ФРГ, Парламент Франции, необходимо быть согласным с основными принципами установившейся в государстве системы власти. Т.е., по сути, иметь общую идеологию.

Недаром многим кажется, что различие между Республиканской и Демократической партиями США не носит принципиального антагонистического характера. Или, например, кто бы не приходил во Франции к власти и с какими бы лозунгами не пробился к рулю, общий вектор политики республики меняется несущественно. Так последнюю масштабную национализацию (Франсуа Морис Адриан Мари Миттеран) и наиболее масштабную приватизацию (Лионель Жюспен) проводили именно социалисты, а отнюдь не правые. Представитель которых, Николя Поль Стефан Саркози де Надь-Боча, напротив, не раз повторял, что «с капитализмом надо что-то делать». В том смысле, что в рамках капитализма назревающие региональные и глобальные проблемы не решаются, т.е. придерживался лозунгов, вполне себе социалистских.

Иначе. То, что внутри устойчивого государства серьёзной политики как собственно политики нет, это так не кажется кому-то, это так на самом деле и есть. Вся внутренняя политика здесь сводится и должна сводиться к экономике и социальным вопросам. И выходит она на уровень настоящего драматического напряжения, только во взаимоотношении с другими государствами. Внутри остаются только нюансы пенсионной системы, уголовного законодательства, да налогообложения… Если утрировать.

И глубоко ошибаются меряющие уровень демократичности или свободы наличием чрезвычайного политического разнообразия в обществе, понимая под оным именно сосуществование и свободное распространение антагонистических политических взглядов. Такое разномыслие есть признак не здоровья, а именно болезни и раздвоенности политического сознания общества. Политические свободы в государстве не могут и не должны, распространятся на политических акторов, политические идеи которых несовместимы с государствообразующим политическим идеей-идеалом и ведут к радикальной перемене базовых основ организации общества и государства. Такие акторы должны преследоваться, а такие идеи запрещаться. В отношении и того и другого требуется проведение последовательной политики дискредитации и подавления.

Потому постепенное изжитие, из значимых политических акторов, коммунистических партий, во всех странах т.н. «западной демократии», явление естественное, проистекающее из инстинкта самосохранения правящих в этих государствах групп. В Противном случае, коммунисты прийдя по настоящему к власти, изжили бы буржуазные партии, как им идейно чуждые.

Тот же, кто требуют свободы слова и собраний для всех, включая политических врагов власти, либо дурак, либо преследует личные политические цели – ослабить хватку и посеять разброд в лагере своих политических противников, в руках которых находится государственные органы подавления. После же своего успеха, т.е. после прихода к власти сей вчерашний «борец за свободу» прямо переходит к подавлению своих оппонентов, которых буквально накануне клеймили «душителей свободы слова и собраний». Все т.н. «цветные революции» дают нам неисчерпаемое количество примеров такого поведения. А украинская революция «гидности» в особо циничной форме.

II

Вернёмся к нашей внутриполитической ситуации и нашим думским «политическим» партиям.

В РФ всё ещё по-настоящему сильны социалистические традиции, коммунистические верования и надежды значительной части населения. Социалистическое прошлое ещё живо в нации. Живо не только в мемуарах, но и в конкретных людях «ставших на ноги» при СССР и не понаслышке знающих «как было на самом деле». Следовательно, правящей в РФ группе, идеология которой совершенно чужда идейному основанию управляемого ею общества, необходима контролируемая ею политическая организация-симулякр. Эта организация-симулякр создаёт иллюзию наличия действительно альтернативного политического идеи-идеала, направляя недовольство населения внутренней политикой в «паровозный гудок» якобы ведущейся борьбы за его мечту. Она поддерживает надежду на скорую и безболезненную возможность радикальной перемены социально-политического устройства государства. Только «борьба» эта плотно контролируется сверху и никогда не доходит до реальных дел, до действительного, до серьёзного противостояния.

Ни у кого не вызывает сомнения, что г-н А.Г. Зюганов и вся КПРФ органически встроены в структуру современной политической системы РФ. Они суть законная, своя политическая сила, покрывающая часть левого электората, более серьёзного и опасного, чем электорат СР. Последняя организация, по сути, популистский политический франкенштейн, гальванизируемый только перед выборами, для отвлечения на себя части крайнего, недовольного, но не особенно думающего электората, в том числе и с целью отъёма его от КПРФ.

Давайте начнём с простого – вспомним, каковы основные политические требования коммунистической организации и сравним, с наличествующими в документах КПРФ, чтобы выявить имеется ли в ней что-либо от коммунистов, кроме названия.

Коммунистический политический идеал основывается на социальном равенстве и общественной собственности на средства производства. И то и другое достигается в первую очередь путём ликвидации частной собственности на средства производства. По сути это ключевой параметр – отношение политической организации к частной собственности на средства производства. Если вы в своей социальной и экономической внутригосударственной политике исходите из данной парадигмы – вас можно рассматривать как коммунистическую организацию. Нюансы тут не имеют значения. Вы можете полагать, что мелкая и даже средняя собственность на средства производства в переходном периоде остаётся частной, но основная тенденция ваших действий, как кполитика, должна последовательно вести к её искоренению.

Значит для коммуниста, отличие людей может быть связано только с их личным трудовым вкладом в общее дело. Никаких преференций по социальному и этническому происхождению, либо по финансовым возможностям для него не приемлемо. Люди разделяются по степени служению обществу. И здесь рабочий или техничка нимало не уступают академику или директору завода.

Отсюда, к слову, происходит органическая невозможность, для коммунистической организации, проводить национальные и этнические сегрегации, евгенические биологические эксперименты и т.п., характерные для капитализма эксцессы. Да, на пути к коммунизму характерна позитивная дискриминация трудящихся классов в отношении иных социальных слоёв, но она носит подчинённый и временный характер. Ибо коммунизм это общество без социального расслоения в любом его виде. Этнические, региональные и профессиональные особенности не подвергаются нивелировке, только социальные. Последнее прекрасно продемонстрировал на практике СССР.

Связующим паттерном общества при коммунизме является – служение. Для капиталистического общества, особенно в современном либеральном его изводе, таким связующим паттерном стал – личный успех, обычно выраженный в виде известности (феномен «звезды») и в финансах. Сиё замечательно описано в романе «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд (Алисы Зиновьевны Розенбаум).

Сегодняшняя РФ государство явно капиталистическое. В ней продолжительное время проводится последовательная политика укрепления частной собственности на средства производства, расширения прав её владельцев. В 90-е годы прошлого века, была инспирирована и длится по сию пору политика приватизации. В обществе, на момент начала буржуазно-либеральной революции 91-93 годов, социально однородном, постепенно происходит социальное расслоение. По доходам, деление по факту уже произошло. Теперь формируется социальная дифференциация с возрождением соответствующих правовых и традиционных социальных границ. В ближайшие десятилетия, если не произойдёт социальных и политических катаклизмов, социальная дифференциация общества в РФ начнёт оформляться институционально.

III

Что делать в таком случае истинно коммунистической политической организации?

 

Ответ нам даёт программа-максимум РСДРП, принятая на II-ом съезде в августе 1903 года и программа РКП(б) принятая на VIII съезде в марте 1919 года (далее все выделения мои, ОМП).

Первая из них ставила принципиальные рамки, дальние, но конкретные цели деятельности политической организации.

«Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною … социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество, так как положит конец всем видам эксплуатации одной части общества другою.

Необходимое условие этой социальной революции составляет диктатура пролетариата, т.е. завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволит ему подавить всякое сопротивление эксплуататоров».

Отличие программы 1919 года, от предыдущих и последующих аналогичных документов заключалось в том, что она определяла задачи переходного момента, от капиталистического устройства общества к коммунистическому. Тогда политическая власть уже в руках коммунистах, но общество по своему менталитету и социальной структуре ещё капиталистическое. Задача, по сути, обратная стоящей на сегодняшнем этапе перед КПРФ, буде они коммунисты: общество всё ещё в значительной степени социалистическое и пока социально однородное, но политическая власть в руках капиталистически мыслящей правящей группы.

Читаем в программе РКП(б): «В противоположность буржуазной демократии, скрывавшей классовый характер ее государства, Советская власть открыто признает неизбежность классового характера всякого государства, пока совершенно не исчезло деление общества на классы и вместе с ним всякая государственная власть. Советское государство, по самой своей сущности, направлено к подавлению сопротивления эксплуататоров, и Советская конституция, исходя из того, что всякая свобода является обманом, если она противоречит освобождению труда от гнета капитала, не останавливается перед отнятием у эксплуататоров политических прав…»

В обоих случаях мы наблюдаем чёткий политический подход, однозначно устанавливающий границы между «своими» и «чужими», между политическими «врагами» и политическими «друзьями». Коммунисты (большевики) ясно понимали свою чуждость капиталистическому строю и несовместимость своих целей с какими-либо целями буржуазного государства. Тут нет и не может быть места компромиссу, соглашательству, надеждам на то, что можно о чём-либо договориться с правящей буржуазной группой. Как эта политическая кристальная ясность и политическая определённость отличается уже от «мягкости» и готовности идти на соглашательство, характерные для руководства КПСС начиная с 70-х годов XX века, полагавшей, что поскольку политики нет внутри государства, то её можно потихоньку, переговорами извести и вовне.

Невозможно одновременное существование в одном государстве примата общественной и частной собственности, одновременного существования буржуазного классового и коммунистического бесклассового обществ. Значит невозможно существование в одной политической системе действительно коммунистической и настоящей буржуазной партий.

Именно в этом состоит смысл знаменитой дискуссий об отношении к участию или неучастию РСДРП в Думе. У коммунистов Российской империи, благодаря гению В.И. Ульянова (Ленин), всё здесь совершенно прозрачно и однозначно.

А что мы видим в документах нашей КПРФ?

Вот читаем рубрики на их официальном сайте, в разделе «за что борются коммунисты»: образование для всех, достойную молодежную политику, честные и свободные выборы, народовластие, развитие нашей культуры, за честные и правдивые СМИ, русские, дружба народов, национально-освободительная борьба, за народную армию, за новую индустриализацию, лучшее будущее для детей…» Ну и так далее. Иными словами – чистейшей воды современные социал-демократические лозунги. Сплошные социальные проблемы, вопросы улучшения жизни, условий оплаты труда и т.п. Но никак не цели и задачи коммунистической организации существующей внутри капиталистического государства.

Но, может быть, мы найдём, что-то похожее в программе КПРФ? Отнюдь, нет.

«КПРФ убеждена: спасение Отечества — только в возрождении советского строя и следовании по пути социализма». «Партия борется за единство, целостность и независимость Отечества, за воссоздание братского Союза советских народов, благополучие и безопасность, нравственное и физическое здоровье граждан». Здесь имеется лишь оглядка назад и снова социальные проблемы. Ни осмысления прошлого, ни понимания настоящего, ни виденье будущего.

Но в одну воду дважды не входят…

Дальше – больше: «Добиваясь активизации социально-классовой и национально-освободительной борьбы, КПРФ учитывает, что у неё есть реальные и потенциальные политические союзники. … Все те, кто проявляет заботу о трудовом народе, борется против закабаления России, кто не опорочил себя соглашательством с разрушительным курсом правящего режима. Коммунисты уважают их право на собственные взгляды и не навязывают своих». В тексте сквозит идейная амбивалентность. Попытка угодить и настроению масс, желающих социального облегчения своей участи, с одновременной опаской попасть «под раздачу» Кремля.

В КПРФ «не навязывают своих взглядов»? Вы это серьёзно? И это коммунисты в капиталистическом окружении, в ситуации переделки социалистического общества в буржуазное? Это политическая организация собирающаяся возродить социалистический строй? Или всё таки не собирающаяся, а лишь делающая вид…

Более того, это «политики», «принципиально» противостоящие правящей в стране группе – которую они «смело» клеймят как «правящий режим», при этом в своей программе гласящие: «На референдум будет вынесен вопрос о восстановлении в полном объёме советской системы государственной власти»? Но как они собираются не только провести референдум, это полдела, а заставить правящую в РФ группу решения оного исполнить? Путём уговоров?

Или не собираются ни референдум проводить, ни принуждать власть к исполнению его решений?

Как полагают в КПРФ получить власть? Конечно через выборы! «Партия добивается создания условий для честных выборов всех органов власти и формирования правительства народного доверия».

Т.е. сначала победить на выборах, а потом провести референдум? Для чего здесь референдум? Власть-то уже в руках, надо работать, а не референдумы учинять? Или наоборот, сперва референдум, а потом через выборы власть?

Вспомним, в 1991 году состоялся референдум по сохранению СССР, где более 77% участвующих (при 80% явке) высказались «За», в 1995 году левые имели в Думе почти 50% депутатов, в 1996 Геннадий Андреевич Зюганов мог, а говорят, что выиграл президентские выборы… И? Что дальше?

У КПРФ ,какой-то совершенно непроходимый политический инфантилизм.

Как будто лидер КПРФ сотоварищи не читали, да и не знают по своему опыту, что «Буржуазная демократия ограничивалась формальным распространением политических прав и свобод, как то: права собраний, союзов, печати, одинаково на всех граждан. Но в действительности как административная практика, так и главным образом, экономическое рабство трудящихся всегда ставило последних при буржуазной демократии в невозможность сколько-нибудь широко пользоваться этими правами и свободами». В.И. Ленин думаю, закрыв лицо рукой, «рыдает» глядя на этих – именующих себя «потомками» большевиков.

Кажется, верно здесь привести танка японской поэтессы Ёсано Акико:

«Сказали мне, что эта дорога

Меня приведет к океану смерти,

И я с полпути повернула вспять.

С тех пор все тянутся передо мною

Кривые, глухие окольные тропы…»

Конечно, можно возразить, что если бы они действительно поставили перед собой коммунистические цели, то им пришлось бы взять в руки оружие, а не просиживать штаны в парламентах. А это опасно… Они должны были бы, сходясь в настоящей смертельной схватке, сражаться со своим политическим врагом насмерть. Ибо, какое согласие между трудом и капиталом? Какое соучастие между наёмником и собственником? Какая совместность между пролетарием и буржуа?

Да, серьёзная политика очень опасное дело, поскольку требует провести однозначную и, в действительности, окончательную грань между вами и политическими врагами – людьми с которыми вы готовы, в предельном случае, вести войну. Готовы убить и готовы умереть.

А сегодня КПРФ не только делами, но и документами настроена на мирное сосуществование. Надеется на мирную эволюцию общества, без особого со своей стороны напряжения и без риска. Это не хорошо и не плохо. Это лишь означает, что слово «коммунистическая» в названии КПРФ есть лишь маркетинговая дань тем слоям общества, которые не забыли великого прошлого РСДРП(б)-РКП(б)-ВКП(б)-КПСС и готовы голосовать даже за его тень… Говоря прямо – попытка введения в заблуждение избирателя вселением надежды на исполнение его мечты с целью получения индивидуальных политических дивидендов, без исполнения обещаний. Сиё, суть – политическое мошенничество.

Современная КПРФ – обычные социал-демократы европейского разлива. А с точки зрения политической активности – нанятая, правящей группой РФ (в изложении КПРФ – политический режим направляющий страну по разрушительному курсу), организация призванная «игрой на дудочке» заманивать и отвлекать политически активных граждан левой ориентации от реальных дел. Важно, чтобы весь пыл, порыв и время таких граждан ушли в пшик, в, повторюсь, «паровозный гудок»… И пока КПРФ, с этим вполне справляется, совершенно не претендуя на реальную власть. Даже не желая её.

Впрочем, всё, что сказано про «коммунизм» КПРФ, можно повторить про «национализм» ЛДПР.

ПОДЕЛИТЬСЯ


1 COMMENT
  • Николай 06.05.2017

    В РФ сложилась уголовно-политическая структура власти из криминальных кланов лихих 90-х годов. От которой нужно срочно избавляться, иначе будет поздно. Как Сталин избавился от уголовников — большевиков в свое время.




    0



    0

POST A COMMENT