Monday, June 25, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / «Союз потребительского рынка»

«Союз потребительского рынка»

Президент Сербии Александр Вучич недавно рассказал, почему Белград не может признать Крым частью России. По его мнению подобный шаг может означать, что Сербия поддерживает независимость Косово. Такая позиция находит понимание среди российских официальных лиц, которые считают, что главное — это «прочные отношения» между Россией и Сербией. По их мнению Сербия не отказывается от экономического партнерства с Россией, в отличие от некоторых балканских стран, которые после распада СССР прекратили сотрудничество.

К слову, Москва погасила балканским странам все советские долги Югославии, а громадные долги Кубы, Монголии и ряда иных стран списала. Депутат Государственной Думы Наталья Поклонская считает, что заявление президента Сербии о непризнании Крыма российским — это «вынужденная мера». Санкции против Российской Федерации Сербия не поддерживает. 

 

 

Что же, оценим данную ситуацию. Российское руководство не поддержало независимость Косово, а руководство Сербии в ответ не поддержало «Крым в составе России». Это означает, что сотрудничество России и Сербии как минимум неравноправно и это официальных лиц в России вполне устраивает. Сербия не поддерживает экономические санкции в отношении России, однако, это делается потому, что для сербской экономики это не выгодно. Сербия, как известно, «идет в Европу». Именно это и является основной внешнеполитической линией.

Но как идет? Не поддерживая «Крым в составе России», но используя российский потребительский рынок. Эта позиция на уровне российских официальных лиц находит понимание. Таким образом, Россия помогает Сербии мягко интегрироваться в сферу влияния Германии и практически ничего взамен не требует. Вот, собственно, и все партнерство. Примерно также действуют Чехия в Евросоюзе и Белоруссия.

 

 

Белорусское руководство вообще сочетает «немыслимое», с одной стороны оно использует экономические преференции со стороны России (цены на энергоносители и открытый российский рынок), а с другой стороны — постоянно критикует некоторые действия российского правительства. Представить себе нечто подобное в отношении союзников США или Китая просто невозможно.

Предположим, что Россия и Китай — стратегические союзники. Китай создает России стратегические преференции, а российское руководство критикует действия китайского правительства. Абсурдно? Однако, это именно то, что годами происходит в отношениях Москвы и Минска. Москва настолько вяло ведет себя в ближнем зарубежье, что все местные элиты смотрят на Российскую Федерацию исключительно с позиций «почетного донорства» последней. К этому привыкли, иные варианты вызывают лишь раздражение и взрывы негодования.

 

 

Таким образом, уместно называть вещи своими именами. Локальное сотрудничество в смысле решения тактических вопросов. «Союзы потребительского рынка». Сербия идет в Европу (это и есть реальная политика), но эксплуатирует особые отношения с Россией. Беларусь мягко интегрируется с ЕС (идеология), но стремится удержать на плаву свою экономику и социальную сферу за счет использования российского рынка. Это, естественно, лучше чем позиция Украины или Польши, но только по форме.

 

 

«Вынужденной мерой» было выдать бывшего президента страны в Гаагу после бомбардировок НАТО и политического банкротства югославского лидера. Это ведь тоже была «вынужденная мера».

Справедливости ради отметим следующее. «Русофобия» в Европе по-прежнему хорошо продается. Это значит, что кое-какие отличия в статусе между Украиной, Польшей и Россией все же имеются. Это означает и то, что как в «развитой Европе», так и в США опасаются консолидации различных славянских народов не в фиктивный союз, а в реальный. Против этого в Восточной Европе все и направлено. В случае дальнейшего ослабления России, администрациям западно-славянских государств продавать будет нечего.

Вопрос системного стравливания славян после распада СССР поставлен жестко. Польская политическая элита лишь попробовала немного смягчить свою позицию в отношении России. Совпадение: самолет с польской правительственной делегацией внезапно упал в Смоленской области. Версий по-прежнему несколько, но было ли это случайным?

 

 

Что касается мнимых союзов. Союзов сейчас нет, есть лишь попутное экономическое сотрудничество экономической олигархии. Называть коммерческие линии стратегическим союзом было бы неверно. Коммерция — коммерцией, но следует понять, что в плане интеграции в Европу в лице России посредников не ищут. Получается, что Сербия, Белоруссия, Россия едут в одном европейском «автобусе», это не союз, а солидарность мелких и крупных пассажиров. 

В свое время от Российской Федерации «внешние игроки» отрезали Чечню, но затем этот вопрос Москва решила. Косово точно также является внутренним делом Белграда. Москву не должен занимать вопрос Косово. По крайнем мере, в период деятельности настоящей сербской администрации. Косово действительно является внутренним делом Белграда.

«Союз потребительского рынка» — это сложное сочетание страха, ненадежности, популизма и жадности. Обращаем внимание, что в российской политической элите у такой формы сотрудничества множество адвокатов. Возможно, что и здесь рынок диктует свои политические законы.

Бизнес, несмотря на мелкие оговорки, будет продолжен, но внешнеполитическое положение кардинально не улучшится. Интеграция Сербии в европейскую (немецкую) сферу влияния  естественно будет продолжена. И российский рынок ей в этом поможет. 

ПОДЕЛИТЬСЯ


2 комментария
  • Василий Иванов 05.06.2018

    Интересная картина — страны, ранее входившие в СЭВ, или бывшие в составе СССР, теперь входят в сферу влияния НАТО — нашего противника. Мы же, своими действиями в экономике, помогаем их интеграции фактически в НАТО, чем усиливаем своего противника. Мы обеспечиваем «безболезненный» переход этих стран из одной сферы влияния в противоположную. Экономическое сотрудничество должно развиваться со всеми странами, но кроме этих. Беспринципность здесь недопустима.




    0



    0
  • эж 07.06.2018

    Многие представители российской элиты не раз высказывались, что хотели бы видеть европу «от Лиссабона до Владивостока». Так что здесь все логично. Другое дело, что в таком контексте уже непонятно, можно ли назвать эту элиту российской?




    0



    0

POST A COMMENT