Wednesday, May 23, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / Вся лента новостей  / ВОЙНА  / Война на Украине  / Украина воюет против Донбасса в тяжелом наркотическом угаре

Украина воюет против Донбасса в тяжелом наркотическом угаре

 

Как только собирается в мировом сообществе очередной крупный саммит, где будут подняты проблемы военной агрессии на Донбасс, подобный прошедшему G20, Киев обязательно усиливает провокационные силовые выпады против армий обеих республик.

 

Единственный смысл в этом — срыв переговоров и обвинение России и Донбасса в неадекватности и злонамеренности. Прошедшая на прошлой неделе встреча «большой двадцатки» исключением не стала. В первый день саммита в Гамбурге Луганск ощутил на себе эту «традицию», пережив два взрыва-теракта посреди города: в результате один человек погиб, еще семеро получили ранения. Боевые действия заметно активизировались по всей линии фронта. На портале «Русская весна» сразу после резонансных событий хорошо осветили данный всплеск жестокости.

 

Интерес к военным действиям не ослабевает ни у одного журналиста отечественных или мировых СМИ. Оказался ко времени очередного «обострения перемирия» на фронтах Донбасса репортер из Франции, внештатный сотрудник журнала «Фигаро» Николас Донатье. Быть в Донецке и не попасть на передовую он не мог себе позволить и напросился на поездку по позициям, где смог пообщаться с солдатами ДНР под Горловкой, в Зайцево. Республиканские военные от иностранных журналистов не прячутся и охотно дают интервью.

 

На вопрос Николаса, чего хотят пришедшие с войной ВСУ, солдат армии ДНР с позывным «Арчи» ответил, что ждут они «увидеть, что мы здесь какие-то каратели, террористы». Хотя находят обычных людей, защищающих свои дома, свою жизнь от непонятно почему приехавших «хранителей единоукрайны», не просто приехавших, а развязавших геноцид. «Пускай смотрит, мы тут никого не трогаем, никого не насилуем, не убиваем. Мы защищаем свою землю. Всё. А то им там рассказывают, наверное, что здесь одни чудовища живут. Обычные работяги здесь стоят на передовой. Обычные работяги, шахтеры. Практически все здесь шахтеры», — говорит рядовой ВСН.

 

Предвзятым сторонником Новороссии французского репортера назвать нельзя, он совсем недавно был за линией фронта, два года провёл в окопах рядом с ярыми нацистами-украинцами из ОПГ «Азов».

 

«Когда я был в украинской армии, там была паранойя. Там за тобой все время следят, так что нелегко находиться среди солдат. Украинские солдаты, возможно, уже устали и не хотят бороться сейчас. А здесь настоящие патриоты, которые хотят бороться за свободу. И здесь интереснее», — рассказывает о своих впечатлениях Донатье.

 

Помогал общаться французу и ребятам из ВСН Роман Гнатюк, бывший украинский репортер, пытавшийся доносить правду на канале «112», хунтовским политикам, поборникам «свободы слова», это не нравилось. Роман решил перейти в ДНР.

 

«Здесь, в принципе, если ты сделаешь что-то не так, тебе могут запретить работать. Или выслать. В основном этим и ограничивается. Ну, если что-то не так с точки зрения местной власти, — рассказывает Гнатюк. — Там это может обернуться более серьезными последствиями. Чем? Ты можешь быть избитым, ты можешь пропасть без вести, такие мелочи».

 

Массовый переход солдат ВСУ на сторону ДНР стал уже обиходным, идут с оружием и без него, отдельными группами и частями, их не всегда и журналистам показывают, настолько это стало обыденной практикой.

 

«Сначала по одиночке переходили. А сейчас у нас через блокпосты, которые официальные переходы через российскую границу с Украины, уже начали бежать. Молодые парни, которые не хотят служить, которые понимают, что все это бессмысленно», — поясняет официальный представитель 3-й бригады армии ДНР с позывным Железный.

 

В этот раз повезло пообщаться с одним из перешедших. Дмитрий Бобков стал военным армии ДНР и служит в Горловке, а был одним из тех, кто пришел в рядах ВСУ на Донбасс.

 

На вопрос о причине решения, Дмитрий констатировал: «Да многие хотят уйти. Если ты стоишь на передке, за тобой куча заградотрядов, не так-то просто и уйти оттуда. Ты сидишь спереди, а там, через километр или полкилометра — другое подразделение. Обязательно тормознут».

 

Уточняешь, будут ли арестовывать или пустят в расход и слышишь: «Да. Но могут и пристрелить, если в полночь».

 

Причины ухода из рядов «самой сильной армии в мире» у всех свои и разные. Дмитрий сбежал от алкоголизма в погонах, беспорядочной стрельбы и ненависти со стороны местных жителей. «Как к оккупантам относятся к украинской армии. Мужик рассказывал, подвозил его на машине: «Ты представь, живу словно в тюрьме! У себя дома, да еще в тюрьме!» Многие со дворов не выходят, стараются на глаза не попадаться. Многих местных закрывали в подвал, пытали, допрашивали», — поясняет Бобков.

 

Неожиданным образом всплыли и факты употребления наркотиков ВСУшниками. Найденный как-то армейцами ДНР телефон с записью «приветов семье» от украинских боевиков получил своё продолжение. Одного из украинских морпехов, прощавшегося на камеру с дочерью, бросили под Коминтерново во время недавнего обострения его же подельники. Его история имеет свое продолжение. При экспертизе тел погибших «украинской грозы морей», в том числе и героя трофейного ролика, патологоанатомы в Донецке были поражены наличием в крови амфетамина. После того случая данные расследования проводят постоянно и выясняют, что города и поселки республик порой обстреливают и атакуют принимающие наркотики солдаты.

 

«Ребята, которые привозили эти тела, рассказывают, что просто страшно, когда ты стреляешь в человека, а он не останавливается. Такие уже телесные повреждения, а он идет и идет, просто кошмар», — заявляет Дмитрий Калашников, начальник республиканского Бюро судебной медэкспертизы Минздрава ДНР.

 

«Там половина молодежи, присевшие на наркотики. Раньше такого не было. Было, но не так сильно. Винт варят. Это там сильно гуляет», — подтверждает его слова Дмитрий Бобков.

 

О реалиях окопной жизни простым слогом объясняет дело военнослужащий 11-го полка армии ДНР с позывным «Тихий»: «А вообще, окопы это реальный сектор. Здесь тяжелая жизнь и близко смерть. Здесь надежность ситуации измеряется глубиной окопа, полным боекомплектом, поддержкой артиллерии. В сотнях метрах, на другой стороне линии фронта, все то же самое. «Работают, копают и всегда стреляют. Если чуть повыше поднимаешься, стрелковым насыпают, АГС сыплют прям сюда».

 

Это к вопросу о лже-перемирии, которое всячески подчеркивают и выставляют как пустой фетиш. Врага надо бить и изгонять со своей земли, неадекватного врага, пропитанного наркотой и алкоголем, тем более. А пока что приходится вгрызаться в окопы и не показывать себя противнику, чтоб с бодуна алкогольного или наркотического стрелять не начал.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ


NO COMMENTS

POST A COMMENT