Туркменистан стал наблюдателем в Тюркском совете

  
0

 

Туркменистан вступил в Совет содружества тюркоязычных государств (ССТГ) в качестве наблюдателя. Это решение единодушно поддержали все страны-участницы ССТГ. Следует подчеркнуть, что Туркменистан обладает статусом постоянного нейтралитета и не вступает ни в какие международные организации в качестве постоянного члена. Ранее министр иностранных дел республики Рашид Мередов заявил, что и вступление в Тюркский союз будет возможно только на особых условиях и в особом статусе.

 

Насколько удастся соблюсти «особенные условия» – попробуем разобраться. 

 

12 ноября пройдет 8-й саммит Тюркского совета, на котором название этой организации может быть изменено на «Союз тюркских государств». И в этот союз будут входить Турция, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Туркменистан в качестве наблюдателя. Не зря на прошлом саммите в 2019 году Реджеп Эрдоган заявил о том, что «его мечта – появление шести государств и одной нации». Кроме того, планируется сделать более жесткой структуру Союза Тюркских государств, с конкретными обязательствами стран-участниц и подготовить стратегический документ «Тюркское видение – 2040».

 

Удерживать статус нейтрального государства, имея в соседях бурлящий Афганистан, для Туркменистана очень накладно. Это требует больших финансовых вложений (крепкую экономику), оснащенную армию и весомый политический авторитет на мировой арене. К сожалению, ни одного, ни второго, ни третьего у Туркменистана нет. Зато есть общая граница с Афганистаном, протяженностью 800 км. Причем проходит она по равнинной местности. Власти Туркменистана очень беспокоят возможные угрозы с юго-востока, поэтому они вынуждены осторожно прощупывать возможные варианты будущих союзов. У Турции же свои виды на Афганистан, и она одна из самых активных игроков на афганском направлении.  

 

Анкара не преминула воспользоваться ситуацией и старается осуществить свой давний замысел – втянуть Туркменистан в ССТГ. Туркменистану же важно сохранить нейтралитет. И вот тут начинается «Школа Соломона Пляра» «два шага налево, два шага направо, шаг вперед и два назад».

 

Перед натиском Р. Эрдогана трудно устоять. И Туркменистан делает первый шаг, зайдя в ССТГ в качестве наблюдателя, при этом дав надежду, что станет и полноправным членом организации.  Параллельно он надеется решить проблемы Транскаспийского газопровода: соединив огромные газовые запасы Туркменистана с уже готовой транспортной инфраструктурой Азербайджана для транспортировки газа в Турцию и Европу. Свою роль Анкара уже сыграла в этом вопросе и помогла в сближении позиций Ашхабада и Баку по спорному месторождению, которое Азербайджан именовал «Капяз», а Туркменистан – «Сердар». В итоге в начале 2021 года стороны пришли к согласию – дали ему новое название «Достлуг» («Дружба») и подписали меморандум о его совместной разработке и добыче.  В соответствии с документом, 70% углеродов отойдет Туркмении, 30% — Азербайджану. Теперь же «дело за малым» — необходимо построить трубопровод по дну Каспия (примерная стоимость 5 млрд долл.). Но где взять средства? У Ашхабада их просто нет, а Баку рисковать не будет, взяв на себя эти расходы. Возможно, как раз у Турции есть план: где взять инвестора.   

 

Стоит отметить, что Турция уже давно проникла во многие сферы Туркменистана. Сотрудничество идет в разных сферах: торговле, инвестициях, строительстве, энергетике, транспорте, связи, текстильной и перерабатывающей промышленности. В январе-июне 2021 года товарооборот между двумя странами составил примерно 658 млн долл., что на 220 млн долл. больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Около 600 турецких компаний зарегистрировано в Туркменистане.

 

Между странами действует безвизовый режим, что упрощает отъезд молодых людей на обучение и работу в Турцию.  

 

Турецкий президент тоже не стоит на месте, понимая, что одними «пряниками» Туркменистан не затянуть в ССТГ и начинает давить на болевые точки Гурбангулы Бердымухамедова, для которого головной болью является около миллиона туркменских трудовых мигрантов, находящихся на территории Турции и Северного Кипра. Они не могут выехать на родину из-за закрытия границ в связи с карантинными мерами, у многих просрочены документы. Среди эмигрантов растет протестная активность к туркменским властям. И Ашхабад опасается массового въезда негативно настроенных граждан. Примечательно, что ранее Анкара не только охотно принимала противников политического режима в Туркменистане, но и всячески их опекала. Копила, так сказать, критическую массу. Теперь же – это орудие давления на Ашхабад.  

 

Кроме того, активное сотрудничество идет и в военно-промышленной сфере. За последние пять лет Туркменистан был крупнейшим покупателем оружия в Турции. Надо понимать, что активное военно-техническое сотрудничество постепенно переходит в политическую экспансию и становится мощным рычагом влияния, так как высокотехнологичное вооружение требует обслуживания иностранными специалистами, инструкторов для обучения и регулярных закупок запчастей.  

 

Гурбангулы Бердымухамедов знает, что как только Туркменистан войдет в Союз тюркских государств в качестве полноправного члена, турецкий лидер постарается влиять не только на экономические процессы Туркменистана, он будет рассматривать эту страну как часть «тюркского мира» со своим участием во всех политических процессах и полным себе подчинением.

 

У Турции сейчас сложное экономическое положение. Р. Эрдоган работает по многим направлениям, участвуя в разных «проектах», которые затрагивают интересы других игроков. Тем самым он перетягивает внимание турецкого общества с внутренних проблем государства на внешний вектор. Союз тюркских государств с Туркменистаном в составе позволит из Турции сделать хаб мирового значения: в его логистические маршруты войдут Центральная Азия, Пакистан, Афганистан, Азербайджан.   

 

Но это в идеале. По факту же Китай, Россия и Иран не позволят Турции настолько расширить свое влияние и вытеснить их из региона. В октябре между Россией и Ираном уже прошло несколько встреч на разных уровнях, на которых обсуждались, в том числе, вопросы урегулирования ситуации Закавказья и проблемы Афганистана.  

 

На это рассчитывает и президент Туркменистана.  Он будет прикрываться недовольством остальных игроков, которые наверняка включатся в переговорные процессы и помогут Туркменистану выйти из-под турецкого давления.  

 

Вот и получается, что шаг на встречу Турции сделан, но как сделать два шага назад уже тоже просчитано.  

 

Вероятнее всего, Туркменистан пока воздержится от полноправного вступления в ССТГ. Попробует решить свои проблемы лишь заявлениями о намерениях без взятия на себя конкретных обязательств и участвуя только лишь в экономических проектах.

 

Аля Каминская, специально для ANNA News

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Для того чтобы оставить комментарий, регистрация не требуется


Читайте нас на
Присоединяйтесь к нам на нашем канале!

Читайте также:

Наверх Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: