Великая Отечественная: герой и предатель

  
0

Двое юношей — Алексей Шумавцов 1925 г.р. и Дмитрий Иванов 1921 г.р., увлекавшихся спортом, живших в небольшом промышленном городе Людиново встретили войну, как и все советские люди 22 июня 1941 года. Один из них стал героем, второй – предателем и палачом первого.

 

Оперативная боевая группа, состоящая из пяти подростков, оказалась самой эффективной группой разведчиков-диверсантов во фронтовой полосе за всю историю ВОВ.

Пять подростков-комсомольцев, во главе с наспех обученным 16-летним пацаном, держала в напряжении целый прифронтовой, оккупированный фашистами город в течение года — с октября 1941 по октябрь 1942.

Группа вела неограниченную минную войну в городе и его окрестностях, наводила советскую бомбардировочную авиацию на замаскированные объекты противника, и при этом вела разведывательно-агентурную работу, поставляя разведывательные данные, на основе которых планировались армейские операции. Также велась усиленная агитационная работа – расклеивались листовки, вербовались новые члены организации.

Комсомольскую подпольную организацию в оккупированном немцами городе Людиново Калужской обл. (на 1941 г. – Орловской обл.) возглавил бывший зам. секретаря комсомола школы и капитан школьной команды по волейболу, что в будущем помогло ему долго оставаться нераскрытым, 16-и летний Алексей Шумавцов, позывной «Орел» (27.03.1925 — 11.10.1942 гг.).

 

В состав группы вошли: командир – А. Шумавцов, члены – А. Апатьев, А. Лясоцкий, сестры Хотеевы – Антонина и Александра. В ходе разведывательно-боевой деятельности к работе подпольщиков были еще привлечены, ориентировочно 9 человек, в основном дети и подростки.

Созданная ими подпольная организация работала дольше и в несколько раз эффективнее «Молодой Гвардии».

Один из секретов успеха Людиновского подполья – четкая организация взаимодействия с партизанскими отрядами, действующими в районе и прямое взаимодействие с фронтовой армейской разведкой. Необходимо отметить отличную работа связников группы, качественное и эффективное выполнение поставленных задач, личную инициативность, смелость, и мужество бойцов группы.

О высокой мотивированности Людиновского подполья, в том числе свидетельствует текст присяги:

«Орел» (Шумавцов) 2/III-1942 г.:

— Я, Шумавцов Алексей Семенович, 1925 года рождения, беру на себя обязательство работать на пользу социалистической Родины путем собирания данных разведывательного характера, идущих на пользу Красной Армии и Красных партизан. Если я нарушу свое обязательство или выдам тайну, то несу ответственность по законам Советской власти как изменник Родины.

Многим мероприятиям, которые проводили комсомольцы боевой группы стоит поучиться современным спецназовцам: минирование малыми магнитными минами с коротким сроком замедления (2-6 часов) автомобильного транспорта на стоянке и в движении (подобной миной был убит немецкий генеральный комиссар Беларуси Вильгельма Кубе).

Известно более 20 случаев минирования грузового транспорта. Особый эффект достигался, если машины были с боеприпасами, а охота за машиной командира немецкой дивизии в звании генерала вообще можно отнести к мастерству разведчиков: подобраться и поставить мину на генеральскую машину, какое надо было иметь мужество и сноровку! Весь транспорт, выезжал за город и взрывался уже в частях на линии фронта или в частях обеспечения.

Известен случай, когда машина пришла на фронтовой полевой артиллерийский склад и взлетела на воздух, отчего сдетонировал весь склад. Был случай взрыва автомобиля на артиллерийской батарее.

Тем временем на вооружение советских партизан стали поступать специальные мины для диверсионных целей. Что это были за мины и как они попали к нам на вооружение, — расскажем, основываясь на документальных данных.

С началом Второй мировой войны, в сентябре 1939 года, техническими отделами спецслужб Министерства обороны Англии было разработано и запущено в производство большое количество диверсионных мин разных типов. В их числе были, например, взрывные устройства, спрятанные в куске угля, чучеле крысы, магнитные мины, мины-зажигалки и т.д. В соответствии с секретным соглашением между Англией и Россией от 30 сентября 1941 года для развертывания партизанской борьбы предусматривалась поставка в СССР английских магнитных мин и мин-зажигалок. Как утверждают английские историки, в Россию в основном поставлялись магнитные диверсионные мины CLAM Mk 2.

Тактико-технические характеристики мины  Clam Mk III

Тип мины — объектная фугасная таймерная

Материал корпуса — бакелит

Вес общий — около 700 гр.

Масса ВВ (тетритол 45/55) — 227 гр.

Длина (по корпусу) — 14.6 см.

Ширина (по корпусу) — 7 см.

Высота (по корпусу) —  3.8 см.

Время боевой работы — от 18 минут до 28 суток

Температурный диапазон: +1 — +40 градусов

Основной взрыватель — Switch NO. 9 «L» Delay MK. I.

Обезвреживаемость/Извлекаемость — да/да

Самоликвидация/Самонейтрализация — нет/нет

Название мины  «CLAM» переводится как «Моллюск», очевидно оттого, что она, как морской моллюск легко и прочно прилипает к любой металлической поверхности. Эта мина — таймерного типа и предназначена для уничтожения или выведения из строя стационарных или подвижных объектов, имеющих на своей поверхности достаточно большие детали, изготовленные из черных металлов, т.е. металлов, обладающих магнитными свойствами. Такими объектами могут быть самолеты, гусеничные или колесные боевые и транспортные машины, емкости для горючего или металлические укупорки для вооружения и боеприпасов, железнодорожный подвижной состав, рельсы, опоры электропередач и линий связи, трубопроводы и т.п. Заряд мины очень невелик, — всего 227 грамм тетритола 45/55 (смесь тетрила и тротила), однако, его достаточно для перебивания железнодорожного рельса, пробивания емкостей с горючим при толщине стенок до 5-6 мм. При этом действие мины можно усилить размещением вместе двух и более мин.

Мины успешно использовали подразделения коммандос английской армии, а также боевые подразделения сил Сопротивления в оккупированных странах Европы. Определенное количество этих мин было поставлено в СССР по ленд-лизу, и наши партизаны активно применяли их, особенно против железнодорожных объектов.

Самым смелым и опасным для Людиновских подпольщиков было минирование дорог в самом городе. Машины и немцы подрывались прямо в центре города. Дошло до того, что немцы и полиция ходили по тропинкам вдоль заборов.

Трудно определить, что за тип мин устанавливали комсомольцы, скорее всего это были самоделки или частично – мины типа ПМД-6.

 Тактико-технические характеристики мины ПМД-6

Tип — противопехотная фугасная нажимного действия

Материал корпуса — дерево

Масса, кг — 0,580

Масса ВВ (тротил или французская смесь), кг — 0,2

Длина, см — 20,2

Ширина, см — 9,6

Высота, см — 3,8

Тип датчика цели — нажимной

Размеры датчика цели, см — 20 на 9,6

Усилие срабатывания, кг — 1,0-12,0

Температурный диапазон применения — -40°C — +50°C

Применяемый взрыватель (с Т-образной чекой) — УВ или УВГ с капсюль-детонатором №8, МУВ с запалом МД-2

Неизвлекаемость — нет

Необезвреживаемость — нет

Самоликвидация/самонейтрализация — нет/нет

Срок боевой работы — не определялся

 

Немцы были в стопоре и не могли ничего поделать. Выход нашли русские полицейские, которые предложили гонять местное население по дорогам, по которым ходили немцы.

Подпольщикам пришлось прекратить установку мин в городе. Они перенесли минную войну за город. В основном на дорогу Людиново – Букань. Самое интересное, что эта дорога и сегодня в таком состоянии, что хоть сейчас ставь мины.

Одновременно начались подрывы на железной дороге. Подрыв моста в городе остановил снабжение немецких войск, находящихся на передовой за городом.

С помощью угольных мин были выведены из строя все паровозы в городе. Обыкновенная тротиловая шашка, обмазанная клеем, оказалось смертельной для топок паровозов.

Все бойцы группы хорошо разбирались в типах немецких танков, артиллерии, авиации, знаках различия, а также немецкой кодировке на технике.

Обученная правилам агентурной работы одна из сестер Хотеевых, владевшая немецким языком, по поддельным документам с легендой немецкой колонистки, разыскивающая родственников, добывала данные о наличии немецкий резервов. На основе добытых ею данных, состоялась крупная наступательная операция в районе г. Жиздра.

Выдал подпольщиков, привлеченный в группу Прохор Соцкий, выболтав сведения о подпольщиках своему квартирохозяину, начальнику цеха завода по ремонту немецкой техники и машин Федору Гришину, который сразу же донес об этом людиновским полицаям.

Полицаи зверски расправились с руководителем молодежной боевой группы – Лешей Шумавцовем, отрубив ему голову.

В 1957 году Алексею Шумавцову было присвоено звание героя Советского Союза посмертно.

 

Детальные обстоятельства разгрома и гибели подполья стали известны только в 1956 году, когда в Москве на Павелецком вокзале, с документами Александра Петрова случайно был задержан находящийся в розыске по обвинению в измене Родине старший следователь Людиновской полиции – Дмитрий Иванов 1923 года рождения. До войны Иванов учился в одной школе с Алексеем Шумавцовом, и также, несколькими годами ранее, возглавлял школьную волейбольную команду.

Следствие по делу Д. Иванова установило, что начал службу в полиции в январе 1942 года. За заслуги перед оккупантами Иванов был дважды награжден медалями («бронзовой и «серебряной») — «За заслуги для восточных народов». Его также премировали поездкой в Германию.

Разумеется, следователи не могли обойти своим вниманием вопрос, каким образом Иванов превратился в Петрова.

Вот что было установлено.

Незадолго до освобождения Людинова Дмитрий Иванов, тогда уже заместитель бургомистра, вместе с матерью, братом Иваном и сестрой Валентиной эвакуировался в Минск, где работал на военном заводе. Когда Красная Армия подошла уже и к столице Белоруссии, Иванов с семьей вторично эвакуировался — в Польшу, в город Калиш. В начале 1945 года Иванов перебрался на территорию Германии в город Торнау-Зюйд.

Когда и сюда пришла Красная Армия, ему удалось выдать себя за военнопленного красноармейца Смирнова Николая Петровича, уроженца Гомеля. Под этой фамилией он по поддельным документам, которыми запасся загодя, был зачислен рядовым в состав 716-го отдельного саперного батальона 27-го стрелкового корпуса.

До осени того же 1945 года он служил в Восточной Германии, а затем батальон был переведен в город Овруч Киевской области, где Иванов в его составе работал на ремонте казарм.

Однажды знакомый сержант-писарь из штаба батальона на совместной пьянке шепнул Иванову-Смирнову, что им интересуется военная контрразведка.

Почувствовав угрозу разоблачения, Иванов, воспользовавшись ротозейством своего собутыльника, похитил в штабе несколько чистых красноармейских книжек, денежных и продовольственных аттестатов, проходных свидетельств, проездных документов, командировочных удостоверений и в мае 1946 года дезертировал из части.

Сначала он поехал в Киев, затем в Харьков, оттуда перебрался в Тбилиси. На тбилисском базаре в Авлабаре ему удалось сойтись с каким-то аферистом по имени Гриша, который помог ему получить за взятку паспорт и военный билет на имя Александра Ивановича Петрова. Под этой фамилией он устроился работать в артель проводников грузов.

В июле 1948 года вместе с несколькими сослуживцами Иванов был арестован за составление фиктивных актов на бой большого количества бутылок шампанского. На самом деле бутылки, конечно, не бились, а перепродавались. В начале 1949 года он был осужден. В феврале 1955 года освободился, получил законные документы на фамилию Иванова.

В августе 1956 года Иванов с работы уволился, оформил направление в санаторий и выехал в Москву, где должен был получить свои путевки, а заодно попробовать завербоваться в Дальстрой. Иванов также намеревался подать заявление на реабилитацию, так как считал, что осужден был неправильно.

В ходе следствия Иванов вину свою признал лишь частично и в кассационной жалобе в Верховный Суд РСФСР просил сохранить ему жизнь, обещая, что в этом случае он встанет в первые ряды борцов за мир.

Президиум Верховного Совета РСФСР отклонил и ходатайство осужденного о помиловании. 21 июня 1957 г. приговор был приведен в исполнение в Бутырской тюрьме.

После освобождения советской армией города Людинова были обнаружены только тела Шумавцова и Лясоцкого, остальные подпольщики пропали без вести.

Документы по диверсионной деятельности группы Алексея Шумавцов до сих пор засекречены.

 

Геранин В.Н.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

военная операцияВОЙНАРоссия
Читайте нас на
Присоединяйтесь к нам на нашем канале!

Для того чтобы оставить комментарий, регистрация не требуется

Читайте также:

ANNA NEWS радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Включить радио ANNA-NEWS Выключить радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Радио
Наверх Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: