Военная операция на Украине. 9 марта

  
4

 

Во время локального конфликта на Северном Кавказе с подачи СМИ устойчиво прижился термин — «федералы». Так называли части и подразделения российской армии, выполнявшие боевые задачи. К такому названию солдаты и офицеры относились прохладно, даже с оттенками презрения. Сейчас подобный термин употребляется редко, зато в обиходе словосочетания, типа подразделения или ополченцы Народной милиции ДНР и ЛНР вместе (совместно) с российской армией. Расплывчатое понятие, невнятное. На мой взгляд, уместно было бы говорить проще, но четко и лаконично — «союзники». Да, без лишних слов. Три отдельных государства, юридически закреплены в документах. Плечом к плечу выполняют задачи на Донбассе, важнейшем участке борьбы за демилитаризацию и денацификацию Украины.

 

Теперь о положении на фронте.

 

Четко обозначились основные, ключевые моменты военной операции. Стратегическая и оперативная инициатива находится в руках союзников. На донбасском направлении, как отмечают военные эксперты, во многом решается судьба всей операции. Здесь несколько факторов. Во-первых, оборону там держат наиболее боеспособные части ВСУ. Они, судя по захваченным секретным документам, должны были составить мощный, ударный кулак при наступлении на ДНР и ЛНР в начале марта. Во многом становится понятным начало военной операции 24 февраля. Во-вторых, ВСУ заняло прочную оборону, но находится в окружении. Речь уже не идет о попытках прорыва и подпитке свежих сил. Районы Лисичанска, Рубежное плотно зачищаются. Состоялась очередная встреча союзников, только не на Эльбе, а в районе реки Северский Донец. Была попытка деблокады и выхода в тыл группировки российских войск на харьковском направлении. Маневренная мобильная группа, усиленная танками и артиллерией, осуществила прорыв в сторону Изюма и Балаклеи. Завязался серьезный бой по всем правилам военной науки. Противник попал в огневой мешок и был разгромлен, понеся большие потери в живой силе и технике. Фактически Харьков остался без значительного количества бронированной техники и вооружения.

 

 

В осадном положении оказался Николаев. Узел обороны города испытывает явный дефицит в вооружении и боеприпасах. Еще несколько дней назад словоохотливый мэр Николаева бравурно рапортовал о неизбежном поражении «агрессора» у стен города. Теперь заметно сник, прыть исчезла напрочь. Такие перемены на юге и Донбассе позволяют наступающим войскам удачно маневрировать и перебрасывать дополнительные резервы на другие направления. А участь окруженных группировок ВСУ и нацбатов просто незавидная. Им остается, либо сдаваться, либо держаться до конца. Это реалии и никуда не деться от этого.

 

В связи со складывающейся обстановкой, возникает еще один ключевой момент. Что делать с городами, в которых прочно засел противник, используя узлы обороны и хорошо подготовленные опорные пункты. А главное, что печально, мягко скажем, избрал тактику террористов — игиловцев, прикрытие местным населением в качестве живого щита. Судить не берусь, но осторожные предположения выскажу на этот счет…

 

 

Сначала, короткий экскурс в историю, далекую и совсем недавнюю. Опыт Великой Отечественной войны и других современных вооруженных конфликтов говорит о том, что прежде чем штурмовать город, его окружают, создают внешнее и внутреннее кольцо окружения, а затем ведут активные боевые действия. В таких случаях требуется соотношение сил и средств, хотя бы три к одному, в пользу наступающих. Как правило, в самом городе действуют штурмовые группы, в пешем порядке, от дома к дому. Не вдоль улиц, а через дворы, через проломы в стенах домов, устраиваемые саперами. За штурмовыми группами выдвигаются мотострелки, которые берут под контроль, освобожденные объекты, оборудуют в них огневые точки, в том числе снайперские, оборудуют в тылу блок-посты и опорные пункты. Танки, бронетехника должны продвигаться за пехотой на расстоянии 150-200 метров и вступать в бой при встрече штурмовых групп с сильными очагами сопротивления. Если их не удается подавить, применяется высокоточное оружие. В исключительных случаях, при отсутствии мирного населения (объекты военной инфраструктуры), могут применяться установки разминирования УР-77. Состав групп: 10-12 человек. 2 сапёра, 1-2 гранатометчика, пулеметчик, огнеметчик, 1-2 снайпера, 5 мотострелков. Саперы должны иметь сумку минера подрывника, взрывчатые вещества. Группа должна иметь средства задымления, прежде всего, для противодействия снайперам. Это — классическая схема. Тактика действий зависит от обстоятельств и ситуации. Подобным образом действуют, судя по всему, спецназовцы в Мариуполе и Харькове. Главное — минимизировать возможные потери среди мирного населения. Задача, скажем прямо, очень непростая. Но другого выхода нет. Этим объясняется, на мой взгляд, стремление нашего командования предоставить коридоры для выхода людей. Но нацистам и боевикам абсолютно наплевать на своих соотечественников. Более того, они сами подставляют их, используют самые изощренные методы и способы террористических действий.

 

Специальная военная операция продолжается.

 

Геннадий АЛЁХИН, специальный корреспондент АННА-Ньюс.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Для того чтобы оставить комментарий, регистрация не требуется


Читайте нас на
Присоединяйтесь к нам на нашем канале!

Читайте также:

ANNA NEWS радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Включить радио ANNA-NEWS Выключить радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Радио
Наверх Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: