Неожиданностей на выборах президента Таджикистана не произошло

  
0
В воскресенье в Таджикистане прошли президентские выборы. Уже к 15:00 они были признаны состоявшимися. Итоговая явка избирателей составила 85,39%. Согласно предварительным данным, действующий президент Эмомали Рахмон (Рахмонов) набрал 90,92% голосов.

В воскресенье в Таджикистане прошли президентские выборы. Голосование длилось с 6:00 по местному времени (4:00 по Москве) до 20:00. Уже к 15:00 (местное время) они были признаны состоявшимися. К этому времени число проголосовавших избирателей перевалило через 50% от списочного состава и составило 70,1%. Итоговая явка составила 85,39%.

 

Неожиданности не произошло. Согласно предварительным данным, действующий президент Эмомали Рахмон (Рахмонов) набрал 90,92% голосов. Ближайший преследователь — председатель Партии экономических реформ Таджикистана Рустам Рахматзода (Кудратов) набрал 3,3% голосов.

 

По-видимому, никто из четырёх соперников Эмомали Рахмона опротестовывать результаты голосования не намерен. Причём это было очевидно задолго до выборов. Двое кандидатов Миродж Абдуллоев (набрал 1,7% голосов) и Абдухалим Гафоров (1,49%) – лидеры провластных Коммунистической и Социалистической партий. Оппозиция была представлена уже упомянутым председателем Партии экономических реформ и набравшим 2,15% голосов исполняющий обязанности главы Аграрной партии Таджикистана Рустам Латифзода (Латипов). Лидеру ещё одной оппозиционной политической организации — Демократической партии Таджикистана Саиджафару Исмонову было отказано в регистрации из-за недостаточного числа подписей избирателей. Проправительственная Социал-демократическая партия отказалась участвовать в выборах.

 

Оппозиция в Таджикистане в корне отличается от недовольных властью в других странах. Её можно назвать «не согласной с политикой властей в мелких деталях», но никак не противниками правящего режима. Они в стране, кстати, есть. Но их партии и организации, как минимум, не зарегистрированы таджикским Минюстом, а, как максимум, запрещены как экстремистские. Например, довольно долго небольшую конкуренцию властям составляла Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИИВТ). Но она была внесена в перечень террористических, экстремистских и сепаратистких организаций и запрещена в 2015 году. Примеру Таджикистана последовали страны Шанхайской организации сотрудничества и Организации Договора коллективной безопасности. Там ПИИВТ также была объявлена вне закона. Сказать, что эта партия пользовалась огромной популярностью в стране тоже нельзя. На президентских выборах 1999 года её лидер Давлат Усмон получил всего 2,1% голосов. На парламентских выборах 2010 года ПИИВТ завоевала 8,2% голосов избирателей и смогла провести в нижнюю палату Маджлиси Оли (парламент) всего двух своих членов. Всего там 63 места.

 

Ныне большая часть лидеров несистемной оппозиции находится за рубежом. Причём некоторые из них имеют свои вооружённые отряды, которые давно слились с местными бандформированиями. Периодически они предпринимают вылазки на территорию Таджикистана. Последняя попытка была предпринята летом этого года, когда достаточно крупные вооружённые группировки пытались проникнуть в Горно-Бадахшанскую автономную область из Афганистана. Она провалилась, благодаря слаженности действий таджикских и афганских силовиков. Вообще Горный Бадахшан ещё со времён позднего СССР является проблемным регионом Таджикистана. Горно-бадахшанцы были одной из сторон многолетней гражданской войны. Но и после её прекращения местный сепаратизм даёт о себе знать. В автономию достаточно часто вводятся войска и спецподразделения. Естественно, что неспокойный регион не может не притягивать внимания окопавшейся за рубежом вооружённой таджикской оппозиции. Поэтому, если в очередной раз по Горному Бадахшану прокатиться волна актов неповиновения центральным властям, ничего удивительного в этом не будет. Но пока там тихо.

 

Что же касается очередного президентства Эмамоли Рахмона, то он наряду с Александром Лукашенко – своеобраный старожил у руля власти. Электоральных кампаний у него, правда, было меньше, чем у недавно переизбранного белорусского коллеги — пять. В Таджикистане семилетний президентский срок. Правда так было не всегда. Согласно Конституции страны образца 1994 года, президентом один и тот же человек мог избираться на президентский пост лишь дважды по пять лет. Затем в 1999 году в Таджикистане, по инициативе самого же Эмамоли Рахмона, прошёл референдум, который заменил две «пятилетки» на один семилетний срок. В 2003 году им же был инициирован ещё один плебисцит. Тогда народ проголосовал за частичное возвращение к Конституции 1994 года с двумя президентскими сроками, но уже в семь лет. Плюс сняли возрастное ограничение с главы государства. До этого возрастной ценз для главы государства равнялся 65 годам. Но самое главное изменение в таджикском избирательном праве произошло в 2015 году, когда благодарный народ за прекращение гражданской войны 1990-х присвоил Эмомали Рахмону почётное звание «Лидер нации – основатель мира и национального единства». К этому титулу была небольшая приписка, значившая, что его обладатель может бесконечное количество раз баллотироваться на пост главы государства.

Олег Коваленок специально для ANNA-News

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Для того чтобы оставить комментарий, регистрация не требуется


Читайте нас на
Присоединяйтесь к нам на нашем канале!

Читайте также:

ANNA NEWS радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Включить радио ANNA-NEWS Выключить радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Радио
Наверх Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: