О «душелюбах» и «людоведах»

  
0
Если вы услышите словосочетание «правозащитная организация», то, знайте, что имеете дело в лучшем случае с бездельниками, которые пытаются создать видимость активности, проводя разного рода семинары, «круглые столы», конференции и бестолковые акции.

Если вы услышите словосочетание «правозащитная организация», то, знайте, что имеете дело в лучшем случае с бездельниками, которые пытаются создать видимость активности, проводя разного рода семинары, «круглые столы», конференции и бестолковые акции. В худшем же случае, и это, к сожалению, встречается чаще, перед вами калиброванные мизантропы, которые ради «прав человека» готовы «выпилить» половину населения той или иной страны.

 

Интересно, задумывались ли инициаторы многочисленных эмбарго и экономических санкций против неугодных политических режимов, что страдать будут не последние, а то самое население, о котором «пекутся» радетели за Human Rights. Хотя, если честно, то «права человека» — это для обывателя, а на самом деле в основе всего лежат простые интересы. Например политического плана – оставить население страны без средств к существованию, чтобы лишить его воли к сопротивлению перед лицом потенциальной внешней агрессии, или приземлённые и меркантильные, преследующие цель уничтожить экономику той или иной страны, ну или хотя бы какую-нибудь из ее отраслей. Последнее и случилось с Узбекистаном.

 

Сначала Международная организация труда (кстати, структура ООН) констатировала, что в Узбекистане на хлопковых плантациях применяется невольничий труд. Международные функционеры немедленно выступили с осуждением этого вопиющего «безобразия» и призвали узбекские власти прекратить его и больше не нарушать трудовые права граждан.

 

Когда слышишь формулировку МОТ (Международной организации труда) невольно представляешь себе невольничий рынок, кандалы, плети, ритмичный звук барабана и плеск галерных вёсел. Однако на самом деле оказалось, что речь идёт об обычной практике советских времён, когда в помощь колхозам и совхозам направлялись студенты, сотрудники различных учреждений, старшеклассники и военнослужащие. Называлось это в бытность СССР эпично — «Битва за урожай». Кстати, студентам за работу тогда ещё и деньги платили. В Узбекистане такую форму «невольничьего» труда сохранили и до сегодняшнего дня.

 

Дальше всех пошли западные правозащитные организации. Действуют они единым фронтом под названием Cotton Campaign («Хлопковая кампания»). Это не тупые болтуны, а получающие часть прибыли от ведущих мировых производителей хлопка лицемерные мизантропы, которые постоянно говорят о соблюдении прав человека в Средней Азии во время хлопкоуборочных кампаний, пытаясь устроить их бойкот и, как следствие, выгнать на улицу сотни тысяч людей, занятых в хлопководческих хозяйствах. К слову, в настоящее время в стране более полутора миллиона официальных безработных. С началом пандемии коронавируса потянулись обратно из-за рубежа потерявшие работу гастарбайтеры. Согласно официальным данным, за последнее время ряды безработных пополнили 140 тысяч вернувшихся обратно узбеков. Ещё 150 тысяч граждан страны вынуждены были приостановить работу в связи с ужесточением мер по нераспространению COVID-19.

 

Стоит отметить, что Узбекистан не единственный объект внимания Cotton Campaign. Причём он уже не в первый раз подвергается нажиму со стороны «хлопковых борцов за права человека». Кроме него под удар неоднократно и в разное время попадали Туркменистан и Азербайджан. Однако все попытки развернуть широкомасштабную кампанию против них проваливались. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан Cotton Campaign не интересовали, потому что производимый там хлопок занимает очень малый сегмент мирового рынка.

 

Сейчас Cotton Campaign действует в альянсе с COVID-19. И надо сказать нынешняя анти-узбекская акция начала приносить плоды. Причём такие, что от имени официального Ташкента к западным «душелюбам» обратилась министр занятости и трудовых отношений Узбекистана Нозима Хусанова. Она не по-министерски, а по-женски слёзно, обратилась к «людоведам» из «Хлопковой кампании» с призывом отказаться от организации бойкота. Привела те самые статистические выкладки, которые мы приводили выше, клялась, что в её стране никогда и ни в какой форме не будет использоваться «невольничий труд», и даже рассказала, что в стратегии развития сельского хозяйства, рассчитанной на ближайшее десятилетие, вообще сократиться доля госсектора в АПК. А ещё напомнила про коронавирус, который и без Cotton Campaign очень чувствительно ударил по экономике Узбекистана.

 

Олег Коваленок специально для ANNA-News

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Для того чтобы оставить комментарий, регистрация не требуется


Читайте нас на
Присоединяйтесь к нам на нашем канале!

Читайте также:

ANNA NEWS радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Включить радио ANNA-NEWS Выключить радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Радио
Наверх Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: