Таджикистан — Иран: полоса черная, полоса белая

  
0

29 мая Президент Таджикистана Эмомали Рахмон отправился с рабочим визитом в Исламскую Республику Иран. В Тегеран президента сопровождают Министр иностранных дел, Помощник Президента Республики Таджикистан по вопросам внешних связей, Генеральный прокурор, министры энергетики и водных ресурсов, экономического развития и торговли, транспорта, финансов, Председатель Государственного комитета по землеустройству и геодезии, председатели комитетов по охране окружающей среды и развитию туризма, Председатель Хатлонской области, Председатель Торгово-промышленной палаты и другие официальные лица.

 

Столь большой список делегации говорит о том, что визит не для галочки. Планируется обсуждение достаточного количества вопросов и итогом встреч станет подписание соглашений по конкретным проектам. Даже можно сделать вывод, что Таджикистан и Иран идут навстречу друг другу и готовы к долгому и продуктивному сотрудничеству. Вот так внешняя геополитическая обстановка создает новые союзы. Еще два года назад об ирано-таджикских отношениях можно было сказать, что они неоднозначны и неопределенны.

 

Казалось бы — Иран и Таджикистан исторически и культурно близки, заинтересованы в экономическом и геополитическом сотрудничестве, но единого и взаимовыгодного союза у них не получилось (по крайней мере до последнего времени). Периоды потепления сменялись этапами недопонимания, взаимных претензий и отчуждения.

 

Таджикистану категорически не нравилось, что Иран привечает на своей территории таджикскую оппозицию. И не просто привечает, но и по некоторым данным оказывает ей финансовую поддержку. В период гражданской войны в Таджикистане в 1992-1997 гг. значительная часть таджикских оппозиционных лидеров базировалась в Иране.

 

Период конфронтации закончился с приходом движения «Талибан» (организация, запрещенная в РФ) в Афганистан. Появление этого игрока, несущего угрозу стабильности всему региону, заставило как можно быстрее завершить межтаджикский конфликт. Россия, Иран и афганский Северный Альянс совместно нашли точки соприкосновения враждующих сторон и добились подписания мирного соглашения. После чего Тегеран и Душанбе отбросили противоречия и сосредоточились на взаимовыгодном сотрудничестве, доведя товарооборот до 292,3 млн долл.

 

В 2015 г., после того, как таджикские власти обвинили Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ, запрещена в РТ) в подготовке государственного переворота и запретили ее деятельность на территории страны, в Иране на официальном уровне приняли председателя ПИВТ Мухитдина Кабири. После этого в Таджикистане развернулась анти-иранская компания, были свернуты все программы сотрудничества.

 

И вот теперь история повторяется. Вновь талибы и вновь угроза всему региону.

 

После того, как в 2019 году пошли разговоры о готовности США подписать мирное соглашение с талибами и заявление на тот момент президента США Д. Трампа о планах вывести американские войска из Афганистана, стало понятно, что это бомба замедленного действия, которая обязательно рванет. И позиция Душанбе относительно Тегерана изменилась. Наметилось потепление и готовность к сближению. В 2019 году Глава МИД Таджикистана С. Мухриддин встретился в Тегеране с президентом Ирана Хасаном Роухани и главой МИД Ирана Д. Зарифом. Практических результатов та встреча не принесла, но шаг навстречу друг другу был сделан. В сентябре 2021 г. уже президент Ирана Ибрагим Раиси совершил свою первую зарубежную поездку в качестве главы государства в Душанбе для участия в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Помимо участия в саммите, И. Раиси провел встречу с Э. Рахмоном. Тогда же Иран был принят в ШОС.

 

Нынешняя встреча должна быть более продуктивна для двустороннего сотрудничества. Понятно, что ирано-таджикское сближение совсем не по нраву США и Западу, но оно очень выгодно России и Китаю. И Таджикистан принял решение занять в этом вопросе про-российскую сторону. В свете последних событий уже не до многовекторности. Россия – основной партнер по ОДКБ и единственная, кто держит «зонт безопасности» в регионе. Китай – один из крупнейших инвесторов Таджикистана и важнейший торговый партнер. В свою очередь, Москва и Пекин всегда занимали про-иранскую позицию в его противостоянии с США. Кроме того, и Россия, и Китай, и Иран, и Таджикистан являются партнерами по ШОС. Все четверо крайне заинтересованы в стабильной обстановке в регионе. Особенно — президент Таджикистана Э. Рахмон, перед которым очень явно встала угроза потери власти. А ведь у президента РТ есть планы не просто сохранить власть в своих руках, но и передать ее по наследству своему сыну Рустаму Эмомали. Вероятно, в ближайшее время сотрудничество Таджикистана и Ирана будет очень результативным и затронет не только экономическую сферу, но и военно-техническую. На более долгий срок прогнозировать – неблагодарное занятие. Все-таки Восток — дело тонкое: как бы то ни было, а Иран таджикскую оппозицию у себя привечал и не раз.

 

Аля Каминская для ANNA-News. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Для того чтобы оставить комментарий, регистрация не требуется


Читайте нас на
Присоединяйтесь к нам на нашем канале!
ANNA NEWS радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Включить радио ANNA-NEWS Выключить радио
ANNA-NEWS Радио
ANNA-NEWS Радио
Наверх Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: