Home / ВСЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ  / 23 августа — День воинской славы России. Победа в Курской битве

23 августа — День воинской славы России. Победа в Курской битве

1943 год на восточном фронте был решающим годом в противостоянии двух воюющих держав – Германии и СССР. После ряда поражений понесенных в конце 1942 года вермахтом Гитлеру требовался реванш и новая блестящая победа ради восстановления подорванного боевого духа своих войск после катастрофы под Сталинградом и отступлений из Кавказа, Кубани, Подмосковья, деблокады советской армией Ленинграда. И в целом продолжающейся уже третий год кровопролитной войны.

 

Требовался новый триумф на фронте в духе побед лета 1941 года, когда многие части РККА были разбиты стальными клиньями танковых войск вермахта. Требовался новый блицкриг. Гитлер понимал, что время работает против третьего рейха, и категорически не желал отдавать инициативу в руки противника. Поэтому уже весной 1943 года кое-как оправившись от поражений зимы 1942 года, и сумев стабилизировать фронт, германское верховное командование преступает к разработке новой наступательной операции с кодовым названием «Цитадель». 

 

Подготовка к сражению.

 

Операция «Цитадель» должна была стать не только новым триумфом войск вермахта на восточном фронте, в ней впервые должны были применены в массовом количестве новая засекреченная техника Германии. Тяжелые танки «Тигр», средние (немецкая классификация типа танка) «Пантеры». САУ «Фердинанд», «Бруммбар», «Насхорн». Артиллерийские САУ «Хуммель», и «Веспе». 

 

Новинки должны были продемонстрировать и «Люфтваффе», ряд истребителей были модернизированы, на них усиливалось бронирование, а пулеметное вооружение было дополнено пушечным. Под Курск были переброшены и пикировщики «J-87G», вооруженные 37мм пушками для борьбы с танками, и «Hs 129» так же созданные как «воздушные охотники за танками» и располагавшие пушками разных калибров. 
Вся эта техника должна была сокрушить советскую оборону и в лучших традициях блицкрига вырваться на оперативный простор, оставляя за своими спинами разбитые и деморализованные части противника. 
С советской стороны так же шли весьма серьезные приготовления к летним боям 1943 года, печальны опыт прошлых боевых действий указывал, что вермахт не стоит недооценивать особенно летом. Поэтому на застывшем советско-германском фронте шли весьма серьезные работы как для подготовки к оборонительному сражению, так и наступательным операциям. Создавались новые танковые формирования, артиллерийские и пехотные соединения, формировались и новые полки ВВС. Однако похвастаться новыми типами вооружения так сильно как Германия советская сторона не могла. Промышленность только оправилась от тяжелых потерь 41 и 42 годов и более менее смогла восстановить необходимый уровень производств для воюющей армии, начиналось даже увеличение уровня производств техники по сравнению с Германией, однако количественные показатели зачастую приносились в жертву качества. 
Так основными танками, которые должны были встретить новую немецкую технику были легкие танки Т-70, которые еще в 1942 году показали свои весьма посредственные боевые качества. Средние танки Т-34-76 утратившие свое превосходства на поле боя в 1942 году за счет появление в вермахте новых противотанковых пушек, танков PZ-4 c длинноствольной 75мм пушкой, и новых типов боеприпасов таких как «Кумулятивный». Тяжелые танки КВ-1С находились с 1942 года в практически равных с Т-34 условиях, когда даже толстая броня не могла противостоять новым немецким боеприпасам и орудиям. Весьма большой процент в советских танковых войсках составляла бронетехника зарубежного производства. Британские танки «Матильда», «Валентин» и «Черчилль» имели так же весьма посредственные боевые качества и постепенно, заменялись отечественными. Американские М3Ли и «М4 Шерман». И если «трехэтажный» М3 с самого начала не завоевал популярности у советских танкистов из-за своих плохих боевых качеств для восточного фронта, то М4 иной раз сравнивали с Т-34 с лучших позиций однако этих танков на Курской дуге было всего несколько десятков. Со стороны САУ СССР имел в основном легкие СУ-76, средние СУ-122, и тяжелые СУ-152. 

 

Авиация, особенно истребительная, имела вооружение в основном пулеметное, что сразу ставило ее в неравные условия с новыми немецкими машинами. 

 

 

Однако проблемы с качеством оснащения советских войск принялись решать в тактических решениях. Так, например, для лучшей обороноспособности артиллерийских частей, противотанковые орудия расставлял на наиболее танкоопасных направлениях. При этом орудия теперь стояли не на больших удалениях, а были собраны в единый кулак и гибель даже нескольких орудий в таком «укрепрайоне» не приводило к его полному уничтожению как противотанкового бастиона. 

 

На вооружение штурмовиков ИЛ-2 начали поступать новые противотанковые кумулятивные авиабомбы – ПТАБ. Которые на высоте в больших количествах сбрасывались на технику противника, что приводило к ее уничтожению. 

 

Так же в танковые войска СССР начали поступать новые подкалиберные снаряды для борьбы с бронетехникой противника. 

 

Правильно поставить запятую. «Наступать нельзя обороняться!»

Операция «Цитадель» по замыслу немецкого командования должна была проводиться в районе так называемом «Курской дуги», советского выступа в районе города Курска, который буквально врезался в германский фронт. В этом районе СССР располагал войсками двух фронтов «Центральный фронт» на севере выступа и «Воронежский фронт» на юге. Этот плацдарм мог быть очень эффективно использован советским командованием в случае попытки летнего наступления армии СССР. С него можно было нанести внезапный удар как по немецкой обороне с северного фаса, так и с южного. Эту занозу в обороне вермахта и было решено ликвидировать путем встречных ударов двух ударных группировок германии с севера и юга их соединением и дальнейшей уничтожением окруженных как это не раз бывало в 41м и 42 годах. 

 

Сама идея нового наступления на восточном фронте у многих немецких генералов не вызывала должного одобрения. Так, например генерал Модель, который должен был наступать на Курск с севера и считавшийся в вермахте «гением обороны», отрицательно отзывался об идеи наступления под Курском. Считая, что в вермахте для операции подобного масштаба недостаточно сил. Сам Модель еще недавно едва смог удержать оборону под Ржевом и вывести свои войска, на собственной шкуре ощутив новые возможности красной армии. Отрицательного мнения по поводу «Цитадели» придерживался и генерал Гудериан. Однако были у этой операции и влиятельные сторонники, такие как начальник генштаба, генерал Цейцлер, который, по мнению Гудериана просто хотел опробовать в крупном сражении новейшую технику. Поддержку идеи наступления на Курск Гитлер нашел так же у фельдмаршала фон Клюге и генерала Кейтеля. В итоге после бурных обсуждений данной операции Гитлер дал добро на проведение «Цитадели», назначив наступление на лето 1943 года. За это время на фронт под Курск должны были прейти новая техника, свежи части, и резервы.

 

Несколько похожие обсуждения планов наступления летом 1943 года шли и по другую сторону фронта в Кремле. Среди советского верховного командования так же были свои мнения на то, как следует вести сражения. 

 

Генерал Ватутин командующий предлагал бросить рыть окопы, и готовиться к наступлению, полагая, что советская армия способна сокрушить Германскую армию и решить свои оперативные задачи путем крупномасштабного наступления. 

 

Однако Сталин отнесся к данным речам весьма прохладно, совсем недавно Ватутин получил выговор из-за крупного поражения его войск под Харьковом и слишком сильным увлечением наступательными действиями, что и подвело его войска к разгрому.

 

Весьма настороженно Сталин прислушивался к другому. Разведка докладывала о непрерывной переброске немецких частей и соединений под Курск. Эти данные так же весьма серьезно расценили и в генштабе, разумно полагая, что столь серьезная концентрация вермахта на отдельно взятом участке фронта едва ли похоже не оборонительную тактику. В итоге маршал Жуков вместе с офицерами генштаба настоял на создании плотной обороны в районе Курского выступа. План операции был измотать в ходе обороны войска противника и после того как его резервы иссякнут самим перейти в наступление. В конце концов, Сталин принял именно это предложение.

 

В итоге запятые были расставлены, одни решили наступать вторые обороняться.

 

Начало боев.


Для «Цитадели» Германия собрала по разным данным от 800 до 900 тысяч ЛС. Около 2500 танков и САУ, 10 тысяч орудий, и 2 тысяч самолетов.

 

Им противостояли войска двух фронтов, в составе которых имелось. Около 1,5 миллиона человек включая резервы около 5 тысяч танков включая резервы, около 26 тысяч орудий включая резервы, около 2500 самолетов включая резервы.

 

 
Как можно понять армия СССР превосходила немецкие войска по численности, но Германия не собиралась штурмовать весь выступ, и могла создать перевес в численность ударной группировки на любом удобном участке.

 

К слову операция «Цитадель» не раз переносилась немецким командованием. В итоге конечная дата начала наступления было назначено 5 июля. Однако еще накануне наступления немецкую армию начали преследовать неудачи. Так советским разведчикам удалось захватить в плен немецких саперов снимавшие мины перед наступлением своих войск. В итоге о начале немецкого наступления стало известно еще до того как началась его активная фаза. Этим непременно воспользовалось советское командование.
По всему немецкому тылу пронеслась активная артиллерийская подготовка. Она должна была нанести значительные потери первому эшелону наступающих войск вермахта. Однако многие места концентрации противника разведкой вскрыты не были, и снаряды перепахали пустые поля. Но даже этот огневой налет доставил немцам немалые потери в технике и личном составе, причем сильно ударив по моральному духу. Идущие в атаку соединения уже понимали, их ждут и готовы встречать.
Так же по тревоге были подняты ВВС советской армии, задача была разбомбить немецкие аэродромы, дабы почти сразу вывести самолеты люфтваффе из наступления. Однако в этой части не повезло уже советским авиачастям. К сожалению, авиация противника уже взлетела со своих аэродромов для нанесения ударов по советской обороне, в итоге уничтожить немецкие самолеты еще на земле не удалось.

 

5 июля загрохотала немецкая артиллерия, поля под Курском заполонил шум от рычащих моторов. Курская битва началась!

Северный фас. Мастер обороны идет в атаку!

 

Северная группа, возглавляемая Моделем, перешла в атаку против войск Центрального фронта Рокоссовского. Однако здесь немцы почти сразу столкнулись с проблемами, ими стали минные поля. В составе войск Моделя действовало множество САУ «Фердинанд», эти громоздкие и тяжелые машины которые казалось, созданы для сражения в обороне, решено было отправить чуть ли не в первом эшелоне, прогрызать советскую оборону. В итоге многие из этих машин почти были подбиты на советских минных полях, которые не смогли из-за огня советских войск тщательно разминировать немецкие саперы. 
Однако наличие новых танков «Тигр» и общий перевес немецких войск на фронте наступления позволил прорвать первую линию оборону войск Рокоссовского и продвинуться в глубину до 10 км. Однако выйдя ко второй линии уже потрепанные немецкие части не смогли прорвать ее с ходу. А позже и на сами немецкие войска посыпался град ударов советских танков и пехоты. Однако это так же не принесло СССР значительного результата, более того, десятки танков Т-34 буквально разлетелись по частям, от залпов новых немецких танков и САУ.

 

В итоге в ходе боев у обеих сторон возникло тупиковое положение. Немецкие войска увязли в советской обороне, советские же дивизии не могли выбить вермахт из захваченных позиций. На протяжении 5-10 июля в районе станции Поныри, шли ожесточенные бои, где обе стороны периодически переходили в наступления, но не могли добиться сколь-нибудь значительного результата. Бои за сами Поныри, который не раз переходил из рук в руки, напоминал собой «Верден» восточного фронта, который перемалывал в ходе боев десятки танков, и тысячи солдат. Что Модель, что Рокоссовский перебрасывали сюда все имеющиеся в наличии резервы, понимаю всю важность боев за данный рубеж.

 

В итоге 10 июля обескураженный полным провалом всех попыток продвинуться дальше второй линии обороны русских Модель приказал своим войскам перейти к обороне. Немецкое наступление на севере закончилось.

Гром на юге! По степям к Курску.

 

Более напряженно развивались события на южном фасе дуги. Если на севере Модель был вынужден наступать по лесисто-болотистой местности, то здесь немецкие войска двигались по ровным степям и могли пользоваться преимуществами своей новой техники и создавать большую плотность войск в районе прорывов.

 

Уже к 11 июля немецкие войска вышли к окраинам деревни Прохоровки, третьей и последней линии обороны советских войск на пути к Курску. Сюда советское командование, как и немецкое, начало перебрасывать все имевшиеся поблизости резервы, дабы хоть как-то остановить движение немецких войск.
Как и на севере, в ход шли контрудары по немецким танковым колоннам, однако советские танки становились легкой мишенью для дальнобойных пушек немецких новых танков и противотанковой артиллерии. Десятки советских танков гибли из раза в раз пытаясь переломить ход сражения, однако и с немецкой стороны все шло не так радужно, если на севере в первые дни боев выбыли из боя большая часть «Фердинандов», то здесь выявились все недоработки «пантер», танки глохли и ломались, посреди поля бои и на маршах. Пороки спешно принятого на вооружение танка давали о себе знать. Но немецкие войска продвигались все дальше.

 

В итоге руководство СССР решило нанести фронтальный удар целой танковой армией, силами, созданными для прорыва фронта. Этот удар должна была нанести 5 гвардейская танковая армия Ротмистрова. 12 июля на поле боя в районе Прохоровки сошлись сотни немецких и советских танков. Завязался тяжелый встречный бой, в ходе которого обе стороны потеряли десятки своих танков, и сотни человек, но в итоге немецкое наступление на юге остановилось. Третья линия обороны так и осталась за советской армией. 
Стороны меняются местами.

 

Измотав немецкую армию в ходе обороны, советское командование приступило к проведению операции «Кутузов» наступление своих фронтов на Курской дуге, по плану наступательной операции советские войска должны были окружить и разгромить немецкие ударные части и, выйдя на оперативный простор продвигаться далее на запад. Наступление с советской стороны на севере началось 12 июля, на юге 17 июля. Однако полностью разбить немецкие войска не удалось. В частях вермахта все еще оставался большой процент боеготовых частей, что привело к тому, что немецкие войска с боями смогли отступать под градом советских ударов, но, не допуская полный обвал фронта и своего окружения. Окончанием Курской битвы считается 23 августа, день освобождения Харькова советскими войсками.

 

В итоге боев немецкие войска не смогли прорвать эшелонированный фронт советской армии, более того их наступающие части понесли тяжелые потери и так и не смогли полностью восстановиться и отобрать стратегическую инициативу у СССР. Советская сторона напротив, удержала все стратегические позиции, и после оборонительных действий смогли перейти в наступление и освободить ранее не контролировавшееся ей районы, что привело к отступлению немецкой армии на запад. 
Однако победа под Курском далась большой ценой, в ходе боев выяснилось серьезное отставание армии СССР перед новой техникой противника. Как в воздухе, так и на земле. Весьма неравноценные потери буквально подчеркивают всю тяжесть, с которой советской стороне пришлось испытать во время «Цитадели».

 

Потери СССР в ЛС: около 1 миллиона убитыми, ранеными, пленными, пропавшими. Германия около 500 тысяч. СССР танки и САУ около 6 тысяч, Германия 3 тысячи. ВВС СССР около 1600, Германия около 1600.
Сражение под Курском стало поворотной точкой, как на восточном фронте, так и во всей мировой войне. Немецкая армия утеряла инициативу и в ходе дальнейших боев так ее и не вернет. Советская же сторона, не смотря на большие потери, смогла выдержать этот страшный удар и завершить сражение своей победой.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ


ВАШ КОММЕНТАРИЙ БУДЕТ ПЕРВЫМ

Оставьте Ваш комментарий (регистрация не требуется)