Saturday, May 26, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Из истории политической конкуренции Москвы и Польши

Из истории политической конкуренции Москвы и Польши

Исследователи отмечают, что борьбу за территориальное наследство Древней Руси Москва, Польша и Литва вели с переменным успехом. Заметим, что состав участников этой борьбы говорит о единстве общей территории того времени. Как это часто бывает, каждый наследник считал себя главным. Борьба велась несколько столетий.

 

 

Казалось, что Иван Грозный в одном шаге от объединения «семейной вотчины», однако спустя полвека победу уже праздновали поляки. Польский гарнизон в Кремле одно время смеялся над аборигенами, не зная о том, что в недалекой перспективе дойдет до каннибализма. После нескольких движений военно-политического маятника, развязка наступила в 1648 году. Православное население восточной части Речи Посполитой восстало под руководством Богдана Хмельницкого. Гетман обратился за помощью к Москве.

Чем же отвечало царское правительство? Во-первых, поддерживало восставших оружием, порохом и продовольствием. Во-вторых, принимало беженцев в пограничные области своего государства. Делалось это на правах самоуправления. В-третьих, Москва занималась дипломатией. Русские представители вели переговоры «о правах православных» на территории польского государства.

 

 

В результате пришло понимание, что проблема не решается путем переговоров. Однако, на это ушло 3 года. Царь откровенно боялся начинать войну с Польшей, памятуя события «Смутного времени». Поэтому в 1651 году был созван Земский собор для принятия коллективного ответственного решения. Главными поборниками воссоединения Великой и Малой Руси выступали православные иерархи. Еще подумали до 1653 года, окончательное решение было принято после заседания царского правительства того времени, которое продолжалось в течение месяца.

Военные действия начались, и тут выяснилось, что поляки уже не те. В Малую Русь было отправлено сравнительно небольшое подкрепление, в то время как царь с основными силами пошел по Смоленщине, Северщине (Чернигов) и белорусским землям. Большого сопротивления не было. К окончанию 1655 года вся «спорная территория» была под контролем русского царя. Далее боевые действия были пересены на территорию Литвы и Польши.

Шведы, оценив ситуацию, решили, что тоже пришло их время и быстро взяли Варшаву и Краков. Польский король Ян Казимир сбежал за границу, Речь Посполита прекратила свое существование. Однако, Русь и Швеция вместо того, чтобы спокойно разделить территорию, начали изнурительную войну друг против друга.

В этом историческом эпизоде Алексей Михайлович выступил в качестве «законного наследника польского престола» (еще раз вспомним о связанности Руси и Польши того времени). Шведский король опирался на «польскую оппозицию». Закончилась интервенция патриотическим подъемом в Польше и ее военным реваншем. В результате Москве досталась лишь Левобережная Украина, Запорожье, Смоленские и Северские земли. Киев был куплен у поляков за 146 тысяч рублей. Это уже считалось значительной политической уступкой Польши. В XVIII веке политика Российской империи была более успешной. Защита православных сочеталась с сильной прорусской партией в польском парламенте того времени.

 

 

В 1764 году на польский престол при решительной поддержке российской императрицы (этнической немки) Екатерины II был возведен Станислав Понятовский. Россия пыталась использовать Польшу в своих интересах не допуская ее окончательного падения. По результатам войны с Наполеоном значительная часть территории Польши оказалась в составе Российской империи. Полякам такая ситуация категорически не нравилась. С 1830 по 1863 год произошло три крупных польских восстания. Жертвами стали десятки тысяч человек.

Российские администраторы решали вопросы просто — они отдавали земли бунтующих дворян польским крестьянам. Несмотря на польский сепаратизм, служивый класс активно интегрировался в российскую императорскую армию. По состоянию на 1862 год около 20% офицерского корпуса России было польского происхождения. И далее, не только польские революционеры, но и польские военные играли роль в истории России. Если после Октябрьского вооруженного переворота 1917 года Феликс Дзержинский был на одной стороне баррикад, то на другой стороне выступал поляк по матери Антон Деникин. Если первый продвигал идею мировой революции, то второй сражался за «единую неделимую Россию». Точнее, он был у штурвала этого военно-политического движения на юге России.

 

 

Константин Рокоссовский, родившись в семье ревизора Варшавской железной дороги, считается едва ли не лучшим советским полководцем времен Великой Отечественной войны.

Таким образом, Россию и Польшу в истории связывали разные государственные, политические и человеческие обстоятельства. Понятно, что современная «русофобская Польша» — это политический проект, который действует как барьер на пути потенциального усиления России в Восточной Европе. Концепция этого проекта была реализована в результате распада Российской империи. Однако, после распада СССР к этому проекту «пристыковали» еще и Украину.

 

 

В начале Второй мировой войны, Польша, несмотря на союзные отношения с Великобританией и Францией, была быстро раздавлена. После развала СССР Польше отведена роль анти-русского геополитического форпоста. В настоящее время Польша оказалась между «трех огней» сразу. С одной стороны вассальная политическая зависимость от Лондона и Вашингтона, с другой стороны — трения с Берлином (интеграция в ЕС на условиях европейского либерализма) и Киевом («необандеровщина»), с третьей стороны — почти официальная русофобия (снос памятников советским солдатам).

Не потому ли погибла вся польская административная элита в злополучной авиакатастрофе под Смоленском, что она начала игру на сближение с Москвой? И так поставить вопрос было бы тоже логично.

ПОДЕЛИТЬСЯ


NO COMMENTS

POST A COMMENT