Monday, May 21, 2018

Спецпроекты :      Frontinfo.media     Voenkor   

 
Home / Вся лента новостей  / ВОЙНА  / Как ОАЭ захватывает Йемен

Как ОАЭ захватывает Йемен

 

ОАЭ составляют вторую по величине силу в военной коалиции во главе с Саудовской Аравией, воюющей в Йемене. Тогда как коалиция была организована с целью остановить наступление повстанцев хуситов, ОАЭ сосредоточился на своей собственной повестке, пишет исследовательская организация Jamestown Foundation.

 

Поддерживая определенные противоборствующие стороны, ОАЭ надеются противостоять шиитским мятежникам хуситам и «заняться» суннитской ассоциацией «Братья-мусульмане». Стратегия ОАЭ обращена не только к «угрозе» «Братьев-мусульман» на Ближнем Востоке и Северной Африке (MENA), но также отражает стремления Абу-Даби к большему геополитическому влиянию в регионе.

 

Шиитский Иран, у которого продолжается давний территориальный спор с ОАЭ, остается конкурирующей стороной в регионе, представляющей угрозу суннитским монархиям, особенно Саудовской Аравии и ОАЭ. Также Эмираты направляют больше ресурсов в конфронтацию с «Братьями-мусульманами» и их политическому образованию в Йемене — партии аль-Ислах.

 

Для Арабских Эмиратов Йемен становится площадкой для расширения влияния – захватывая стратегически важные судоходные маршруты, ОАЭ усиливает свои геополитические позиции.

 

Главным следствием вмешательства коалиции должно было стать укрепление «всемирно признанного» правительства Йемена. Однако недавние события показывают, что ОАЭ предпочитают поддерживать альтернативных партнеров – «сепаратистов» «Южного Переходного Совета» и «осколки» Всеобщего народного конгресса Йемена (партия, основанная Али Абдаллой Салехом).

 

Правительство, будучи слабым и дисфункциональным, было важным партнером для арабской коалиции. Однако 28 января при поддержке ОАЭ силы «Южного Переходного Совета» начали операцию с целью захвата портового города Аден – места дислокации осажденного правительства Йемена: пока Мансур Хади находился в Саудовской Аравии, премьер-министр Ахмед Обейд Бин Дагр все еще находился в Адене.

 

Ни Хади, ни Бин Дагр не были членами партии аль-Ислах «Братьев-мусульман», но правительственные учреждения и вооруженные силы находились под контролем членов и союзников аль-Ислаха. Как следствие «Южный Переходный Совет» напал на позиции правительства в городе и потребовал удаления Бин Дагра.

 

Атака была завершена при посредничестве Саудовской Аравии и ОАЭ. Хотя Дагр и удержал свои позиции, «Южный Переходный Совет» во главе с генералом Айдарусом аль-Зубайди получил под контроль значительные области в городе.

 

ОАЭ всегда считали «Братьев-мусульман» угрозой национальной безопасности. В 1990-х и начале 2000-х сохранялись напряженные отношения между правительством и «Братством», а применение суровых мер в отношении членов «Братства» среди эмиратцев привело к сотням арестов. После волны протестов Арабской весны в регионе MENA в 2011, ОАЭ еще сильнее озаботились мусульманской группой.

 

Несмотря на то, что уровень жизни населения ОАЭ признан одним из самых высоких в мире, и государство не жалеет щедрых правительственных субсидий и государственных пособий, члены эмиратского филиала «Братьев-мусульман» призывали народ к реформам. В ответ правительство арестовало пятерых членов «Братства» и обвинило их в оскорблении правителя.

 

Столкнувшись с растущим влиянием «Братьев-мусульман» в регионе MENA, ОАЭ приводят в действие стратегию антибратства – поддерживают любую жизнеспособную силу, противостоящую группе.

 

Так, Саудовская Аравия и ОАЭ поддержали военное правительство генерала Абдель-Фаттаха Ас-Сиси в Египте, который отстранил Мохаммеда Мурси из «Братства» от власти и расправился с египетским отделением группы, самым старым и сильным в регионе.

 

Однако ситуация в Йемене сложнее – ОАЭ не смогли исключить партию «Братства» аль-Ислах, поскольку партия является наиболее сильной оппозицией в стране и стала главной в протестном движении, которое в 2012 положило конец 32-летнему господству бывшего президента Салеха. Но ОАЭ поддержали политиков, которые заняли руководящие посты Йемене после Салеха – самым видным из них представляется бывший премьер-министр Халид Баха, который был министром нефти при Салехе.

 

Однако Саудовская Аравия стремится поддерживать правительство Хади в рамках соглашения, которое привело к упразднению власти Салеха и освобождению партии аль-Ислах от репутации террористической организации. После столкновений в Адене различие между стратегиями Саудовской Аравии и ОАЭ стало более очевидным — тогда как Саудовская Аравия возглавляет коалицию и командует самой многочисленной силой в ней, ОАЭ переключились на влияние на внутреннюю динамику Йемена в собственных интересах.

 

Различия между Саудовской Аравией и ОАЭ в Йемене можно проследить по решению Хади, когда он в прошлом году, находясь в Саудовской Аравии заставил заменить поддерживаемого ОАЭ премьер-министра Баха конкурирующим Бин Дагаром. Хади также назначил генерала Али Мухсин аль-Ахмара, союзника аль-Ислаха и некогда лейтенанта Салеха, на пост вице-президента – еще одна должность, которую ранее занимал Баха.

 

Саудовская Аравия не всегда поддерживала решения Хади, однако не выступала против них. ОАЭ в свою очередь предприняли попытки разрушить союз между хуситами и Салехом решив, что последний принесет поражение хуситам в северном Йемене. Также на юге Эмираты поддержали «Южный Переходный Совет».  

 

Салех выполнил свою «миссию» в декабре и обернулся против хуситов. Однако его восстание в Сане потерпело поражение, и его бывшие союзники убили его. ОАЭ быстро нашли его племянника, бригадного генерала Тарика Салеха, главу силы защиты Салеха, и предложили ему убежище на юге. При поддержке Эмират Тарик Салех теперь ведет наступление на хуситов на севере.

 

Аденская операция «Южного Переходного» Совета произошло спустя несколько недель после неудавшегося восстания в Сане. Южные сепаратисты и сторонники Салеха, враги в течение 25 лет, теперь заявляют о готовности сотрудничать и строить стратегический союз. Эти перемены и новый союз демонстрируют, насколько сложным стал конфликт в Йемене.

 

Южные сепаратисты и сторонники Салеха получили поддержку со стороны шиитского Ирана, но также ожидают поддержки суннитских стран, настроенных против Тегерана. Лидеры обеих групп теперь ведут антииранскую риторику и утверждают, что их стратегия — часть пан-арабского усилия во главе с Саудовской Аравией и ОАЭ.

 

За пределами Йемена ОАЭ также расширяют свое присутствие и влияние вокруг пролива Баб аль-Мандеб. Эмираты также управляют йеменским островом Сокотра. Критики ОАЭ теперь открыто обвиняют их в том, что они стали колониальной силой, преследующей идею доминирования в области Баб аль-Мандеб.

 

Также ОАЭ обвиняют в желании препятствовать тому, чтобы Аден снова вернулся к “Золотому Веку” — в 1950-х это была одна из самых оживленных гаваней в мире, на втором месте после Нью-Йорка. Эмираты отрицают обвинения, однако их влияние в Йемене, особенно на юге и их дислокации ВМС сделали их стратегическое положение очень сильным.

 

Сегодня «южное сепаратистское движение», некогда получившее поддержку со стороны Ирана и дружившее с хуситами во время правления их общего врага Салеха, является союзником ОАЭ и арабской коалиции. Однако, ОАЭ вряд ли поддержат раскол и возвращение прежнего Южного государства в Йемене. Это бы обошлось слишком дорого и принесло новые геополитические проблемы. Вместо этого ОАЭ извлекает выгоду из управления Йеменом, слабым и разделенным.

 

Военно-морские возможности ОАЭ привели к некоторым успехам при нападении на хуситов в прибрежных городах. Так, был взят обратно под контроль порт аль-Мухи. В северном Йемене стратегия ОАЭ также сталкивается с трудностями. Три года с начала войны коалиция, со всем ее военным превосходством, изо всех сил пытается противостоять хуситам.

 

Тарик Салех, новый чиновник ОАЭ в Йемене, кажется, особо не продвинулся в попытках построить силу, способную напасть на хуситов и вернуть Сану. Южане оказались сильнее в борьбе против хуситов в их областях, но вряд ли окажут то же самое влияние на севере.

 

Прежде чем они начнут движение в сторону Саны, ОАЭ и их союзники должны обратить внимание на фронты в Таизе и Мариб, где сконцентрировано большинство сил, лояльных правительству и аль-Ислаху. А далее любой хоть сколько-нибудь заметный прогресс сил ОАЭ в Йемене потребует саудовского одобрения, заключает организация Jamestown Foundation.

 

 

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ


1 COMMENT
  • Владимир 25.04.2018

    Саудовская Аравия — государство, унаследовавшее свою миссию ещё от тех времён, когда там жил пророк Мухаммед. В те времена основной «прогрессивной» религией в Аравии был иудаизм; «ислама» ещё не было. Еврейское местечко, которое ныне называется просто «городом» (медина по-арабски), где жил лавочник (видимо, необразованный иудей) Мухаммед, подвергалось набегам «диких» (т.е. неиудейских) йеменских племён, и однажды они чуть не сожгли город. Медину спасло только то, что мудрые иудейские градоначальники предложили вождю йеменского племени принять иудаизм, т.е. стать одним из них. Потом в Медине начались «предпроектные работы» по созданию ещё одной «аврамической религии», последствия чего мы видим ныне («техническое задание» проекта, Коран, было написано в Испании через несколько столетий после Мухаммеда). Вот с тех ещё, явно, времён тянется конфликт аврамитов саудитов с хуситами («гуситами») йеменцами. Это (по крайней мере частично) — регулярная месть иудейская, которую так красочно описал Дуглас Рид.




    0



    0

POST A COMMENT