Thursday, May 24, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Миссия в Европе

Миссия в Европе

Западные журналисты, ссылаясь на информацию МВД Германии, сообщают о резком росте преступности на фоне увеличения численности мигрантов в этой стране. Так, по данным главы МВД ФРГ Томаса де Мезьера показатель числа уголовных преступлений в среде мигрантов на территории Германии в 2016 году вырос на 52,7% за год. Количество подозреваемых в совершении преступлений в среде мигрантов (по прошлому году) — 174 438 человек. Некоторые журналисты ругают канцлера Ангелу Меркель за политику «открытых дверей» и обращают внимание на действия Великобритании, которая собралась окончательно расстаться с «европейской интеграцией».

Между тем, по статистическим показателям «развитая Европа» действительно движется по пути замещения своего населения за счет экономической миграции из стран Африки и Азии на фоне низкой рождаемости и старения коренного населения. Специалисты обращают внимание, что рождаемость в «развитых демократиях» ниже уровня простого воспроизводства (населения). Статистика указывает, что последние 15-20 лет страны Евросоюза демонстрирует экстремально низкие показатели рождаемости. Именно для этого Европу и объединили?

Однако, таковы здесь социально — экономические и идеологические условия. Урбанизация, индивидуализм, потребление, слабая религиозность европейцев на фоне заселяющихся в «комфортную среду» выходцев из мусульманских стран с традиционными многодетными семьями. Практически два мира, (временно) существующие параллельно. По некоторым данным сторонники мусульманской культуры насчитывают в Германии не менее 5% населения.

Прибывающие в Европу мусульмане (пожить и заработать) оценивают местные обыкновения как «глубоко упадочные». Поэтому они стараются не ассимилироваться. По журналистским оценкам в Норвегии действует 126 мечетей, в Дании — 140 мечетей, в Швеции — 120 мечетей, в Финляндии — примерно 80 мечетей. В официальных европейских инстанциях озабочены «сохранением норвежско-мусульманской идентичности». Это при том, что исламизацию Скандинавии вполне прозрачно поддерживают из Саудовской Аравии, Катара и Кувейта.

Можно ли такую европейскую политику назвать прогрессирующим слабоумием? Нет, это реальная либеральная демократия, где простой гражданин ничего сделать не в состоянии. Политики у власти меняются, но не меняется либеральная программа. Похожие «европейские процессы» происходят и в России, с той лишь разницей, что «экономическая миграция» сюда выталкивает не жителей Африки, а Средней Азии.

Европейские и российские подходы похожи, с той лишь разницей, что условия в России более жесткие. По некоторым данным Российскую Федерацию посетили в 2016 году около 12 — 14 млн. иностранцев, в основном — это граждане Средней Азии. Очевидно, что европейские и российские подходы в отношении иностранной «экономической миграции» если и не полностью совпадают в деталях, то очень похожи. Официальная и неофициальная поддержка процесса миграции происходит на фоне системного демографического кризиса не только в Западной, но и в Восточной Европе.

В Санкт-Петербурге сейчас заняты расследованием обстоятельств террористического акта в метро 3 апреля 2017 года (около полутора десятка погибших). Согласно данным местного издания, якобы не менее 500 выходцев из Средней Азии в этом городе дали показания в качестве подозреваемых в причастности к террористической группе “Джамаат Таухид валь-Джихад”. Ее лидер Абу Салах и считается заказчиком этого теракта. Такова общая «миграционная ситуация» в одном из российских мегаполисов.

В российских городах (как и в Европе) стараниями либералов заботливо создается «параллельный мир», последствия чего рано или поздно обязательно скажутся. Точнее, они уже сказываются. И это вероятно только начало. По смыслу происходящего европейский континент целенаправленно погружается в хаос, при котором либерализм создает условия для борьбы двух управляемых полярностей: «исламского радикализма» и неонацизма. Либерализм по закону перехода инь-янь готовит почву для своей противоположности, некой новой формы деспотии. С каким конкретным знаком она будет — вопрос чисто конкурентный.

Современный европейский либерализм – явно промежуточная форма, если «исламизация» Европы будет продолжаться подобными темпами. Международные конфликты (Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия) именно на это и работают. Однако, война из «колоний» может быть перенесена и в «метрополию». Главное — стареющих, морально деградирующих европейцев уже никто не боится, несмотря на все авиабомбардировки. Европа оценивается как «глубоко упадочная».

Большие деньги поставили вопрос принципиально: радикальный национализм («свои» не пострадают) или радикальная исламизация. Конечно же, либеральная общественность тоже будет объединяться в политические группы под соответствующими лозунгами. Одним словом, политика заката западной части Древнеримской империи с последующей хаотизацией. С западной частью Европы в современном либеральном контексте почти все предельно ясно. Устоит ли часть восточная? Только на нее у Европы (понимают это европейцы или нет) может оставаться надежда.

ПОДЕЛИТЬСЯ


NO COMMENTS

POST A COMMENT