Thursday, June 21, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / Вся лента новостей  / ВОЙНА  / Война на Ближнем Востоке  / Про Ярмук и городские бои с ИГИЛ

Про Ярмук и городские бои с ИГИЛ

 

Автор: Александр Харченко

 

В двадцатых числах апреля началась финальная битва за Дамаск и его пригороды. Сирийцы и их руководство горели желанием быстрее очистить последние районы, подконтрольные террористам в районе лагеря Ярмук, и наконец-то объявить Дамаск полностью мирным городом. Тем более, что после битвы за Восточную Гуту, которая длилась полтора месяца, высказывались предположения, что анклав в районе лагеря Ярмук будет зачищен за неделю, максимум за две.

 

В конечном итоге сражение длилось месяц. Не будем скрывать того, что сирийская армия понесла достаточно ощутимые потери в живой силе. Это, конечно же, не тысячи человек, как писали некоторые «диванные эксперты», но потери в несколько сотен человек от 300 и выше – это вполне реальная цифра.

 

Давайте начнем с расстановки сил перед началом операции. На стороне боевиков выступало три группировки. Хейят Тахрир аш-Шам, ССА и, наконец, ИГИЛ (для порядка напишем, что все они запрещены на территории России). Самой боеспособной группировкой, безусловно, была ИГИЛ. Незадолго до штурма, понимая текущую обстановку, они предприняли ряд неординарных ходов. Казалось бы, перед решающей битвой ты должен экономить силы и средства. Но нет, ИГИЛ не могли сидеть сложа руки и месяца за два они начали активные боевые действия против своих конкурентов, а именно против ССА. Причем боевые действия велись успешно, и ИГИЛ подмяло под себя обширные территории.

 

 

 

И тут возникает вопрос: зачем они это делали? Ответ предельно прост. Посмотрите на судьбу других анклавов, которые удерживала «сирийская оппозиция». У всех у них была одинаковая судьба. Сопротивление, пусть иногда и номинальное, а потом зеленые автобусы в сторону Идлиба. И по всему было понятно, что сразу после начала боевых действий зеленые тут же выйдут на переговоры, соберут свои чемоданы и отправятся обживать северные просторы Сирии. ИГИЛовцам же были жизненно необходимы новые городские кварталы. Да и не стоит забывать, что перед штурмом ИГИЛ пошли в атаку и отбили у правительственных войск район Кадам. Так что сил и решительности воевать за свои районы у террористов ИГИЛ хватало.

 

Перед началом операции сирийская армия выставила достаточно внушительную группировку. В нее входили 4, 7, 14 дивизии, 105 бригада Республиканской гвардии, «Хизбалла», ополченцы «Лива аль-Кудс», «Бустан», «Национальная оборона», «Движение освобождения Палестины», «Сирийская социальная националистическая партия», а также войска различных мухабаратов, и это только те, кого я смог вспомнить. В общем, группировка была достаточно разношерстной, но многочисленной. Преимущество в авиации, артиллерии и бронированной технике было абсолютное.

 

Сражение началось 19 апреля. Причем в атаку пошли одновременно все подразделения практически со всех направлений. И если оппозиция сопротивлялась крайне неохотно, то ИГИЛ с самого начала дало понять, что будет сражаться до конца. Первые дни боев не принесли существенного успеха сирийцам.

 

 

Наибольшее продвижение было зафиксировано у 4 танковой дивизии, которая атаковала с юга. Дело в том, что 4 дивизию еще иногда называют танковым спецназом. Если вы увидите где-нибудь танки, обвешанные противокумулятивными решетками, то знайте – что это отличительный признак 4 дивизии. Кроме решеток вокруг башни и вдоль бортов наварены контейнеры, которые заполняются базальтом. По заверению сирийцев эта конструкция запросто может выдержать попадание ПТУРа.

 

Так вот, эти модернизированные Т-72 без труда взламывали линию обороны террористов. Причем действовали они без поддержки пехоты. Казалось бы, что это чистое самоубийство, но нет. Танки с легкостью выдерживали попадание РПГ. Один раз террористы даже применили смертника против танка. Боевик подкрался, бросился и подорвал себя на борту советской машины. В противостоянии безумства и советского технологического гения одержали победу коммунистические безбожники. А экзальтированный последователь террористической организации оставил после себя только ошметки мяса на стальной броне.

 

Вместе с танками обычно двигались экранированные «Шилка» и БРЭМ. По словам сирийцев, танков террористы не боятся, а вот если начинает работать «Шилка» с близкого расстояния, то тут уже пиши пропало, и боевики спешно покидают свои позиции. В итоге эта схема работала очень просто и эффективно. Танки выводят и прикрывают на ударную позицию «Шилку», а БРЭМ в это время разбирает завалы и закапывает траншеи боевиков. В общем, прокладывает путь дальше. Потом они возвращаются, пополняют боекомплект и все начинается сначала и так от рассвета до заката. Понятное дело, что долго противостоять этой карусели на открытой местности боевики не могли, и каждый день сирийцы продвигались здесь на двести метров вперед.

 

 

Стоит сказать пару слов о сопротивлении так называемой «сирийской оппозиции». Еще до начала штурма начались переговоры об их выводе на север страны. Как мы знаем, поначалу они не увенчались успехом. Потом сирийцы объяснили нам, что камнем преткновения стали деньги. Все было очень просто. Полевые командиры ССА просто продавали свои позиции сирийцам. Боевики создавали видимость сопротивления, а на деле просто передавали свои рубежи обороны. Ну а в начале мая итогом «бескомпромиссного» сопротивления стали зеленые автобусы в сторону Идлиба. Впрочем, эту ситуацию предсказывали многие.

 

Одновременно с 4 дивизией успешно действовала 105 бригада Республиканской гвардии. Основное направление ее удара был район аль-Кадам и восточные окраины лагеря Ярмук. Хотя она тоже считается элитной, но оснащение у нее скромнее. В ее парке есть большое количество танков Т-72, некоторые из которых даже имеют блоки динамической защиты, что для сирийского конфликта сейчас является непозволительной роскошью. Дополнительное бронирование осуществлялось кустарно и менее профессионально по сравнению с 4 дивизией. В основном республиканцы обваривают башню арматурой, нишу заполняют камнями, либо просто кладут или привязывают мешки с песком.

 

В последнее время у них стали появляться танки с дополнительной защитой типа «жалюзи». Ее делают очень просто — наваривают на корпус и башню стальные листы толщиной примерно в сантиметр, на расстоянии 5 сантиметров наваривают другие листы, а пространство между ними заполняется бетоном. На внешний лист навариваются под углом примерно 30 градусов стальные полоски, и защита принимает вид жалюзи. Об эффективности этой конструкции я не могу ничего сказать, в любом случае это лучше, чем банальные мешки с песком.

 

 

Тактика у 105 бригады была типично армейской. Танки выходят на прямую наводку и начинают засыпать террористов градом снарядов. Потом пускают дым и под прикрытием танков или в БМП выдвигаются штурмовые группы, которые заходят в застройку. Собственно, все.

 

3 мая республиканцы соединились с 4 дивизией в районе центрального кладбища в районе Хаджар Асуад. Теперь их главной целью стала 30-я улица. По найденной сирийцами карте было понятно, что именно здесь террористы оборудовали свои штабы и склады. Республиканцы при поддержке ополченцев продолжили продвигаться с востока, а 4, 7 и 14 дивизия при поддержке ополченцев, мухабаратов и так далее стали давить из района кладбища. И вот тут-то и началась настоящая работа. Именно здесь сирийцы встретились со сплошной городской застройкой. Она сильно отличается от типично российской или европейской. Здесь в принципе не предусмотрены парки, детские площадки, парковочные места. В основном пятиэтажные дома располагались друг от друга на расстоянии 6-7 метров. Окна одних выходят прямо на окна соседних домов. Наиболее удачное сравнение – это питерские дворы-колодцы. Ну а мы называли это «человейником», то есть человеческим муравейником. Именно эти ряды домов были превращены в сплошную линию обороны.

 

Стоит сказать, что ИГИЛ здесь не тратило время впустую. Все эти годы они только и занимались тем, что копали тоннели и строили баррикады. Местное население здесь было малочисленным, в отличие от оппозиционных кварталов, поэтому террористы готовились только к одному – к отражению штурма. Они использовали каждый дом и каждый подвал для оборудования огневых точек, не боясь реакции мирных жителей.

 

 

 

 4 и 5 мая сирийцы пытались удержать высокие темпы наступления и шли вперед большими силами. В районе кладбища им даже удалось с ходу отбить целый квартал. И вот тут боевики показали, что в плотной городской застройке танки уже не дают наступающим существенного преимущества. ИГИЛовцы организовали успешную контратаку, били из РПГ в упор по выкатившимся танкам, и в итоге вернули себе половину квартала. С этого момента бои стали носить позиционный и ожесточенный характер.

 

Оборона боевиков в этих городских джунглях была организована профессионально. Огневые точки располагались в подвальных помещениях, а также на вторых и третьих этажах зданий. Все подвалы соединялись тоннелями. Вторые и третьи этажи соединялись между собой настилами. Лестницы с первого этажа на второй перекрывались баррикадами и закреплялись арматурой. В потолках делали бойницы. Вот и получалось, что по земле боевики практически не ходили. А для штурмующих любой дом был ловушкой. Вход в подвал найти крайне тяжело, еще тяжелее залезть на второй этаж, вот и приходилось штурмовикам врываться на первые этажи, где они постоянно попадали в огневые мешки и несли значительные потери.

 

Не смотря на то, что бои в Дамаске шли с 2011 года, штурмовые подразделения слабо подготовлены к уличным боям. С чем наступали сирийцы? Автоматы, пулеметы, гранаты, РПГ-7 в основном с кумулятивными гранатами. Иногда встречались «Шмели», РПГ-26, РШГ-2 и тротиловые шашки. Террористы располагали примерно таким же арсеналом. Так что никакого преимущества у сирийской пехоты не было. Да и гранатометы в этой застройке применялись крайне ограничено. Для их эффективного применения просто не было пространства, как позади стрелка, так и впереди него. Поэтому мне показалось, что именно здесь очень бы пригодились ранцевые огнеметы — вещь дешевая и простая, и применение их перед броском пехоты по подвальным помещениям, а также по вторым и третьим этажам было бы весьма кстати.

 

 

К тому же у террористов была крайне удачная тактика. Они не держали на передовой большие силы. На несколько домов оставляли по одному наблюдателю и по паре бойцов. Как только выезжал танк или «Шилка», сразу же поступала команда на отход.  Когда замечали движение пехоты, на передовую подтягивали подкрепления. Вот и получалось, что в основном сирийские удары приходились по пустым домам. Поэтому вопрос о том, как сносить целые кварталы был отнюдь не праздным.

 

Именно здесь, по моему мнению, и стало понятно, что современная военная наука не может дать ответ на простой вопрос: «как воевать и побеждать в современном городском бою». Последние лет пятьдесят военная доктрина строилась на концепции высокомобильной войны. Ну, вы помните эти танковые клинья, которые должны были прорваться к Ла-Маншу. В те времена было решено, что в противостоянии крепости и стенобитного орудия все равно победит орудие, и поэтому было принято решение отказаться от постройки фортификационных сооружений, и как следствие были уменьшены калибры орудий, стоящих на вооружении.

 

 

Давайте говорить прямо, что у сирийской армии нет вооружений, которые бы специализировались на ведении городского боя и прорубанию эшелонированной обороны в плотной городской застройке. Т-72 обладает прекрасной маневренностью, но при этом его 125-миллиметровая пушка не предназначена для того, чтобы сносить городские кварталы. Для подавления огневых точек она подойдёт вполне, а для того, чтобы разрушить дом…

 

В общем, смотрите сами, типичный сирийский пятиэтажный дом – это квадратная монолитная коробка, обложенная газоблоками. Ни один сирийский дом никогда бы не был сдан в эксплуатацию в России. Цемент и арматуру они откровенно жалеют. При одном взгляде на эти дома тебе кажется, что они рухнут под собственным весом, но как показала практика, многие подъезды могли выдерживать и десяток прямых попаданий. И это притом, что стандартный боекомплект у танкистов составляет 15 – 20 снарядов.

 

Поэтому в Ярмуке они действовали просто. Выезжали на передовую и стояли час или полтора, ждали координат от пехоты. По большому счету они использовались как устрашающий элемент. Ну а если получали конкретную цель, то выкладывали туда весь боекомплект и уходили на перезарядку. В советской армии во время второй Мировой войны для решения таких задач применялась ИСУ-152, в сирийской армии подобных машин нет.

 

 

Как я уже писал выше, боевики боятся «Шилку». Но без дополнительного бронирования она вряд ли выйдет живой из городского боя. Ее тонкостенная броня – легкая добыча даже для обыкновенного ДШК. БМП сирийцы предпочитали не использовать по тем же причинам. Вместо них для эвакуации раненых использовали БРЭМ.

 

«Змей Горыныч», или УР-77 – очень знаменитая вещь. Многим кажется, что это панацея для городских боев. Мол, запустили, рванули и все, враг убежал. На деле же все оказывается гораздо сложнее. Да, от удара УРа складываются дома и в радиусе 6 метров люди минимум глохнут на время. Но можно ли одним инженерным боеприпасом достигнуть существенного преимущества? Нет. Террористы оказались крепкими орешками. Они, конечно же, гибли от взрыва, но применение «Змея Горыныча» тут же показывало им, где будет направление главного удара. И после подрыва они буквально со всех концов бросали подкрепления на этот участок фронта. Поэтому ближе к концу стали одновременно применять по три УРа. Что давало гораздо больший эффект.

 

 

Что можно сказать про артиллерию? Она была представлена двумя составляющими. Первая – это штатная артиллерия: «Гвоздики», «Грады», Д-30, минометы 120- и 82-мм. Изредка били 152-мм «Акации». Отмечу стразу, что минометы – это эффективное оружие против пехоты. Но против пехоты, которая засела в многоэтажном здании, они не могут сделать практически ничего. На наших кадрах можно видеть, что мины часто попадают на крыши. В итоге они делают небольшое отверстие в перекрытии, и на этом все заканчивается. 122-мм и 152-мм – это хорошие снаряды, которыми можно разносить дома в клочья. Но, опять же, остается вопрос как положить снаряд на уровне второго этажа или подвала и при этом не попасть по своим. Согласитесь, что это весьма трудная задача.

 

Вторая большая часть артиллерии – это всевозможные самодельные ракеты. Самые знаменитые из них – это установки «Голан». Что это такое? Банальная кустарщина. Берут стандартную 122-мм градовскую ракету или 107-мм иранский снаряд, на боевую часть наваривают емкость, которую заполняют взрывчаткой. Дешево, банально и очень практично. Эти «Голаны» бывают от 50 до 1000, что означает массу боевой части ракеты. Бьют, конечно, они недалеко, на два-три километра, но в сирийских условиях больше и не нужно. При этом «Голан 400» может запросто сложить дом.

 

Вообще все то, что придумали сирийцы – это попытка ответить на вопрос о том, как в текущих условиях можно повысить мощь боеприпаса. Возьмем, к примеру, авиацию. Они стали часто применять самодельные авиабомбы. И как вы могли догадаться, самыми эффективными являются так называемые «бермили» весом около тонны, которые сбрасываются с вертолета. А все почему? Авиация вещь, конечно, эффективная. Но стандартный ОФАБ 250 пробьет несколько этажей, либо сложит один подъезд, в то время как «бермиль» может сложить два дома одновременно — дешево и эффективно.

 

 

В общем, не смотря на все трудности, сирийская армия все-таки прорвала оборону боевиков и зачистила тридцатую улицу. И Ярмук пал.

 

Читая эту статью, вы должны понимать, что сирийская армия, по сути, столкнулась в Ярмуке с легкой пехотой. Лично нам не известны случаи применения боевиками ПТУРов. К концу сражения у террористов закончились минометные мины и снаряды для РПГ. Единственное что у них было – это пустые кварталы, время и желание сражаться. И надо сказать, что выложились они по полной. А теперь давайте представим себе, что на месте боевиков ИГИЛ была бы регулярная армия с ПТУРами, артиллерией, ПЗРК и так далее.

 

Лично я не могу представить, как в этом случае осуществлялся бы штурм. Поэтому эта статья – это повод задуматься о том, что же будет, если не дай бог случится масштабный конфликт двух регулярных армий, и как в этом случае будут действовать стороны конфликта, потому что сейчас, как бы это парадоксально не звучало, обороняющаяся сторона в городской застройке имеет существенное преимущество перед наступающими. А концепция войны мобильными, хорошо обученными группами оказывается слабо применимой в суровых реалиях сирийского городского боя.

 

Дамаск, Сирия

Anna News

 

Также смотрите наш репортаж о взятии финального оплота террористов в сирийской столице:

ПОДЕЛИТЬСЯ


NO COMMENTS

POST A COMMENT