Wednesday, June 20, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Проект «черного интернационала»

Проект «черного интернационала»

Чисто хронологически проект ИГИЛ (организация запрещена в России) вырос как продолжение проекта «Аль-Каида». «Политический ислам», который традиционный ислам считает отступлением и извращением истинной веры, с начала 80-х годов прошлого века (война в Афганистане) активно пропагандировал «защиту братьев, которым угрожает опасность» там, где они находятся. «Террористический интернационал» последовательно развивался в таких проектах как война в Афганистане против советской армии, война в Югославии в интересах боснийских мусульман, война в Чечне в интересах сепаратистов, желавших отторгнуть Северный Кавказ из состава Российской Федерации. Однако наиболее сильным толчком стало разрушение Ирака в 2003 году.

В результате интервенции США и НАТО, эта страна была оккупирована, прежняя власть свергнута, «недемократичный» правитель показательно повешен. Война в Ливии, а затем в Сирии, с 2011 года ведущаяся благодаря США, НАТО и монархиям Персидского залива, еще больше усилила ИГИЛ, благодаря раскрутке в СМИ, снабжению оружием и добровольцами.

В 2016 году численность добровольцев ИГИЛ некоторыми источниками оценивалась на уровне 30 тыс. человек, в то время как за всю советскую войну в Афганистане их было около 20 тысяч. По западным оценкам на ТВД Ирака и Сирии, кроме граждан этих стран, в ИГИЛ были установлены представители еще 84 государств.

Большинство добровольцев обеспечили 12 стран: Тунис — около 7 тысяч; Саудовская Аравия, Турция, Иордания — каждая не менее 2,5 тыс.; Франция — примерно 1,7 тыс.; Марокко — до 1,5 тыс.; Великобритания, Египет, Индонезия, ФРГ и Ливан — от 0,5 до 1,0 тысячи. Количество боевиков прибывших из Российской Федерации с середины 2014 года за два года выросло более чем в 3 раза и составило не менее 2,9 тыс. человек. По СНГ эта цифра была на уровне 4,7 тыс. человек. Фактически, был обеспечен специфический тип «трудовой миграции» с перспективой дальнейшей ликвидации, либо возвращением на родину для продолжения работы дальше.

 

Боевики едут в новый Халифат не только улучшать свое бедственное материальное положение или свергать «неугодные режимы», они едут противостоять «развращающему западу» в конкретном месте. Эксперты оценивают вероятность возвращения боевиков из зоны боевых действий в страны, откуда они прибыли, на уровне 20-30%. То есть, с этой войны возвращается домой каждый четвертый. На территории Ирака и Сирии создан военно-политический полигон, который работает сразу по нескольким направлениям. Во-первых, происходит ликвидация части активного исламского населения, во-вторых, создаются структуры, которые будут исламский экстремизм продвигать в странах, откуда добровольцы прибывают. В-третьих, на войне против ИГИЛ зарабатывают те, кто этот политический процесс контролируют и обеспечивают. В-четвертых, создаются серьезные проблемы безопасности для вовлеченных в конфликт государств, их интересы сталкиваются, а их граждане в ходе «борьбы с терроризмом» погибают.

Практически на территории Ирака и Сирии создана «кухня» для ослабления «игроков» ради самого ослабления. Это старая история о том, что война должна истощать, но не давать преимуществ. Кроме того, как и всякая война, она является вариантом разного рода полевых испытаний. Война против ИГИЛ не заканчивается лишь потому, что этого не хотят реальные организаторы этого геополитического процесса. Сирия и Ирак находятся в состоянии распада, близка к распаду и Турция. Это без учета войны в Йемене, Афганистане и перманентном хаосе в Северной Африке.

Доллар хорошо укрепился (на фоне госдолга под 20 трлн. долларов), кризис спровоцировал падение сырьевых цен. Экономики множества стран находятся в полуобморочном состоянии. Если посмотреть на проект шире, «развитый запад» использует ИГИЛ для ослабления исламской цивилизации за счет ее же собственных усилий. И если бы это было не так, война бы шла в другом месте.

Это говорит также о том, что исламская цивилизация не только не однородна, но и частично зависима. «Война с терроризмом» — это не более чем столкновение зависимых сторон в интересах иного выгодополучателя. ИГИЛ – это инструмент, искусственно взращенный и применяемый вирус. Этот вирус развивается благодаря американскому вмешательству в регионе, и если бы не это, с ИГИЛ было бы давно покончено. Как минимум эта организация была бы в подполье. Уберите из проекта США и ИГИЛ исчезнет.

ПОДЕЛИТЬСЯ


3 комментария
  • гость 26.03.2017

    Если цивилизацию так легко использовать, то это не цивилизация.




    0



    0
      • гость 28.03.2017

        Сильный организм победит любую инфекцию.
        Отречение православного царя вовсе не означает конца Православия. Просто самодержавие как государственный строй исчерпало себя. Система стала слишком сложной, чтобы ею мог единолично управлять один человек, даже самый гениальный. Наверно, Николай II тоже это понимал, потому и добровольно отрекся от престола, но не от Православия). И своим подвигом самоотречения и самопожертвования он это доказал, за что и был канонизирован Русской Православной Церковью.
        Также и в Европе слухи о кончине Христианства сильно преувеличены. Люди во многих европейских странах начинают все более активно отторгать навязываемую им глобализацию и так называемую «толерантность», стирающую их культурные, религиозные и национальные особенности, низводящую человека вновь к уровню неандертальца. Самосознание европейских народов постепенно возрождается, и христианские ценности лежат в основе этого самосознания.
        Ну а если Ислам наряду с Христианством будет вносить свой вклад в развитие Человечества, то это только плюс. Сосуществование и, возможно, конкуренция между этими двумя древнейшими цивилизациями будет только обогощать наш мир.




        0



        0

POST A COMMENT