Friday, May 25, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / На кону редкоземельные металлы

На кону редкоземельные металлы

Всю свою историю человек воевал. Сначала в составе племен за климат и «кормовые территории», затем в составе государств за природные и энергетические ресурсы. Суть настоящего момента в том, что государства превращаются в инструменты транснациональных компаний. Специалисты отмечают, что грядет острая борьба за редкоземельные металлы. Западные политические технологии просты, если страна слабая, ее давят вооруженным способом своими или чужими руками.

Если страна сильная, ее раскачивают изнутри, используя элементы «мягкой силы»: зависимую экономику, финансы, информационные технологии, политические партии и предателей из туземной элиты. Газ и нефть поддерживают современную цивилизацию и далеко не случайно, вооруженные конфликты зачастую происходят в местах крупных месторождений или транзита.

Александр Никишин уверен, что по мере развития НТР стратегические приоритеты приведут к конфликтам за право владеть редкоземельными металлами. Прибыль в отраслях применения редкоземельных металлов может оказаться гораздо выше, чем в энергетике. Это электронная промышленность и все, что с ней связано. В тренде так называемая «цифровая экономика», которая, возможно, придет на смену экономике нефти и газа. Соответственно, растет цена нужного редкоземельного сырья, а нефть и газ рискуют стать тем, чем стал в свое время очень популярный когда-то каменный уголь. Китай является солидным владельцем запасов редкоземельных металлов. Случайно ли обостряется ситуация вокруг Северной Кореи? Там тоже имеются крупные запасы. Кое-что есть в Афганистане и Центральной Африке, где также не утихают вооруженные конфликты.

Американская «борьба с терроризмом» в Афганистане давным-давно превратилась в обычную и интервенцию и оккупацию. Афганское правительство оценивает стоимость месторождений этой с виду хронически нищей страны в 3 триллиона долларов. Китай в Афганистане тоже не сидит без дела, действуя чисто политическими и экономическими методами. Кое-что пытается получить здесь в похожем стиле Индия.

Исследователи обращают внимание на быстрый рост американского воинского контингента на территории Африки. Лишь силы специальных операций насчитывают здесь не менее 1700 человек, что позволяет осуществлять одновременно десятки миссий. «Религиозный экстремизм» — это прикрытие, главное — богатые залежи кобальта.

Таким образом, в современном мире, наличие природных и минеральных ресурсов не означает автоматического богатства. Наоборот, очень часто это означает нищету и деградацию населения. Транснациональные предприятия, как правило, играют на костях побежденных народов, а туземцы (как в период колонизации Америки) просто-напросто истребляют друг друга.

Украинский геополитический проект через государственный переворот — это статегический проект общероссийского «взлома». Уже третьего за прошедшее столетие. Так, по крайней мере, это задумано. Войны за ресурсные территории (несмотря на «вечные договоры» о мире) в истории никогда не прекращаются. Если стало меньше, может стать еще меньше, если стало больше — может стать еще больше. Слабые народы целенаправленно ломаются, сокращаются, территории эксплуатируются.

Это касается тех, кто плохо организован или слаб разумом (концептуально) в первую очередь. Алчность и технологии побеждают и эксплуатируют отсталых. И в этом плане со времени колонизации Америки в мире ровным счетом ничего не изменилось. «Демократия», либерализм, рыночная экономика, права человека, «борьба с тиранией» — обычная бутафория.

ПОДЕЛИТЬСЯ


1 COMMENT
  • то 19.07.2017

    Ну почему же, норвежцы весьма неплохо живут со своими ресурсами. А в Венесуэле бензин копейки стоит. Видимо, за это их американцы и прессуют.




    0



    0

POST A COMMENT