Monday, August 20, 2018

Спецпроекты :       Voenkor   

 
Home / АНАЛИТИКА  / Южная Осетия. Цена независимости

Южная Осетия. Цена независимости

Автор: Александр Долбыш

 

 

2008 год, Саакашвили решается на проведение операции «Чистое поле». План операции предусматривает короткую военную операцию против Южной Осетии, с расчетом закончить ее за один день абсолютным контролем над непризнанной республикой. Используя полное одобрение западных стран, будучи уверен в том, что Россия не посмеет вмешаться в конфликт на спорных территориях, 8 августа 2008 года Грузия начинает наступление на Южную Осетию. Очень скоро в окружении оказывается столица Южной Осетии город Цхинвал и передовая база российских миротворцев. Россия начинает операцию по принуждению Грузии к миру.

Какие же были эти 5 августовских дней? Была ли это война с заранее решенным исходом? Или же события разворачивались так, что воля людей порой изменяла ход истории? Что приносилось в жертву в ходе конфликта сторонами и чем это вызвано? Стоило ли России вмешиваться в войну, стоило ли этого делать ?

Разведка боем, силы сторон

 

7 августа 2008 года, в пограничной зоне между непризнанной республикой Южной Осетия и Грузией происходит вооруженное столкновение. Это не первые выстрелы в горах за последние годы, более того, данный район уже привык к разным провокациям, которые, впрочем, организовывали обе стороны используя различные виды оружия. Но бои 7 августа не выглядят как нечто локальное, незначительное, они не походят на столкновение небольших вооруженных групп. Больше всего данный инцидент напоминает разведку боем.

 

Части грузинской армии попытались занять Присские высоты вокруг Цхинвала, но потерпели неудачу. В ходе непродолжительного боя, части грузинской армии под огнем местных ополченцев на линии разграничения были вынуждены отойти на исходные позиции. По заявлениям Осетинского командования в ходе боя был подбит один грузинский БТР, пехота агрессора так же понесла потери. Мало кто знал, что до начала войны остались считанные часы.

 

Южная Осетия – небольшой край на Кавказе, здесь нет стратегически важных ресурсов, нет выхода к Черному морю. По сравнению с Грузией этот край малонаселен, здесь живет всего около 72 тысяч человек.

 

Однако именно это территория и эта непризнанная республика стоит как кость в горле у Грузинского руководства, из-за его устремления к вступлению страны в блок НАТО. Президент Саакашвили, находящийся у власти в Грузии, имеет весьма шаткое положение. Все его обещания по быстрому росту жизни и «европейскому пути Грузии» оказались провальными, оппозиция постепенно укрепляет свою силу. Саакашвили нужен какой-то успех, какая-то победа чтобы упрочить и продлить свое правление. И путь к этому должна проложить армия, в которую вливались немалые деньги, как грузинские, так и зарубежные.

 

За время своего правления Саакашвили не раз обещал вернуть утерянные в ходе войн в девяностых территории Абхазии и Южной Осетии. И сейчас эти обещания, наконец, пришла пора осуществить.

 

 

Из воспоминаний бывшего министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили:

«Абхазия была нашим стратегическим приоритетом, но в 2005 году мы разработали военные планы по захвату, как Абхазии, так и Южной Осетии. План изначально предусматривал двойную операцию вторжения в Южную Осетию, взятие под контроль Рокского туннеля и Джавы»

 

Однако оставался одно препятствие, которое могло встать на пути к осуществлению планов Саакашвили- Россия. РФ имела на территории Южной Осетии своих миротворцев, большинство населения ЮО были гражданами России. Однако решить эту проблему обязались США и их союзники. Они уверяли грузинского президента в том, что им удастся удержать российскую сторону от противодействия операции Грузии.  

 

 Уверенность Саакашвили в «невмешательстве» России поддерживалото, что РФ практически никак не отреагировала на захват Кодорского ущелья, который в 2006 был отбит грузинскими войсками у Абхазии. Досрочный вывод Российских войск из Грузии под нажимом, как грузинского правительства, так и мирового сообщества. Происходящая реорганизация и новые реформы армии весьма непопулярного в России нового министра обороны Сердюкова так же поддерживали уверенность в успехе операции в Южной Осетии.

 

Из воспоминаний экс-председателя парламента Грузии Нино Бурджанадзе:

«Саакашвили уверял, что мы возьмем Цхинвали за одну ночь.»

 

Для победы Грузии требовался местный «блицкриг», мгновенная операция, с решительными целями и стратегической победой. И для этой операции Саакашвили стягивал практически всю свою армию.

 

 На 7 августа 2008 года для атаки на Южную Осетию Грузинская армия сосредоточила около 12 тысяч военнослужащих и 4 тысяч сотрудников МВД, около 100 единиц танков у армии, несколько десятков БМП и БТРов у ВС и бронеавтомобилей «Кобра» у частей МВД. Так же в составе наступающей группировки имелось около 27 РСЗО и несколько десятков артиллерийских орудий. Планируемая операция получила название «Чистое поле».

 

 Грузинской армии противостояло около 3 тысяч местных ополченцев, имевших в своем распоряжении несколько десятков танков. Так же на линии разграничения находились 2 базы российских миротворцев, на самой границе называемая в простонародье «Шанхай», в нее входило около 220 человек личного состава, со штанным вооружением и бронетехникой в виде БМП-1. Вторая база располагалась в центре города Цхинвали, в ней находился командный пункт.

 

 7 августа 2008 года, после неудачной для грузинской армии попытки занять Присские высоты, Саакашвили в 19:10 заявил, что отдал своим вооруженным силам приказ о прекращении огня, и согласен на любые переговоры с Россией по решению вопроса о Южной Осетии. Точка невозврата была пройдена. Буквально через несколько часов, военная машина Грузии придет в движение.

 

 8 августа, самый длинный день

 

 8 августа 2008 года, стал, пожалуй, самым драматичным днем для всех сторон конфликта, именно он был ключевым для всей войны, именно он должен был стать днем триумфа грузинского блицкрига, либо началом конца агрессии.

 

 0:15 горы содрогнулись от начавшейся артиллерийской подготовки грузинской армии по ряду районов Южной Осетии. Обстрел велся из РСЗО и артиллерии. Огневому налету подверглась передовая база российских миротворцев «Шанхай», здание МО местных сил самообороны, ряд жилых кварталов Цхинвала и населенных пунктов.

 

 Уже в 00:30 Мамука Курашвили, командующий миротворческими операциями сил Грузии, в эфире грузинского телеканала объявил о том что, грузинская сторона исчерпала все возможности договориться с южноосетинскими сепаратистами и армия начинает военную операцию с целью восстановления контроля над непокорным регионом.

 

 В 3:30 после огневой подготовки закончившейся час назад грузинские ударные части начинают выдвижение из зон сосредоточения. В их задачу входит занятие приграничных с Грузией сел и населенных пунктов, контроль над ключевыми высотами в регионе, огневой контроль российских миротворческих формирований, охват и окружение Цхинвала с быстрой зачисткой города и продвижение далее вглубь ЮО с выходом к Рокскому тоннелю.

 

 Артиллерийский удар по Цхинвалу, по замыслу командования грузинской армии,  должен был посеять хаос и панику среди населения, создать неприемлемые условия для обороны города и позволить выиграть время на штурм и зачистку столицы ЮО сухопутными частями подавив сопротивление ополченцев. Медлить было нельзя, ввод грузинских войск в город начинается ночью.

 

 В это время в самом городе полыхают пожары, слышатся крики раненых гражданских, наиболее удачливые жители уже заняли подвалы и ждут окончания боевых действий. В этой обстановке происходит сбор тех ополченцев кто решил до конца отстаивать независимость от Грузии, завоеванную еще в 90е годы. Ими руководит министр обороны Южной Осетии Анатолий Баранкевич. Он понимает, что наличными потрепанными и разрозненными силами весь город удержать не удастся, поэтому принимается решение занять ключевые здания и перекрестки, действовать в ряде кварталов небольшими группами вооруженных гранатометами и пулеметами бойцов, дабы сдерживать наступающее грузинские части. Сам Баранкевич так же участвует в бою со своими подчиненными. Так во время боя с прорвавшимися в город грузинскими танками, министр обороны подбивает один танк из гранатомета.

 

 

О высшем руководстве Южной Осетии в разбитом и воюющем городе уже никто не вспоминал, оно практически полностью сбежало в сторону российской границы еще до входа в Цхинвал грузинских войск.

 

База «Шанхай»

 

 Не менее драматично развиваются боевые действия у российской миротворческой базы «Шанхай». Эта база представляла собой трехэтажное здание с наблюдательными вышками, несколькими капонирами для БМП-1 и автопарком где располагалась практически вся техника миротворцев. На позициях и в пределах базы находилось порядка 220 военнослужащих ВС РФ.

 

 Скученность техники на одной площадке рядом с границей ставшей быстро линией фронта сыграло роковую службу, практически вся техника (около 20 единиц транспорта и несколько БМП) были уничтожены противником в ходе первых часов конфликта артиллерией. Так же во время попадания по крыше здания, на котором находился наблюдательный пункт части МС понесли первые потери, один военнослужащий был убит еще один получил ранения.  

 

 Оставшиеся же в капонирах БМП-1 быстро стали легкой добычей для вышедших уже к 7 часам утра, на подступы к военной базе, грузинских танков. Прямой наводкой они уничтожили, одну БМП, которая даже не открывала огонь. В машине погибли механик-водитель рядовой Антон Марченко и наводчик-оператор Александр Шмыгановский. Видя катастрофически складывающуюся обстановку когда грузинские танки и подходящая к ним пехота может расстрелять как в тире позиции российских МС, военнослужащие РФ отступили, под дымовой завесой оставшихся БМП, к трехэтажному зданию, которое на тот момент представляло собой хоть какое-то укрытие от вражеского огня.

 

 Весьма трагично сложилась судьба бойца из Удмуртии Сергея Кононова,      который спрятался от обстрела в одном из укрытий и, не успев отойти, оказался один на один с противником. 3 часа один боец отчаянно оборонялся от грузинских военных, погибнув в этом не равном бою.

 

 Лишь в 8 часов утра МС получили разрешение на открытие ответного огня. Однако успевшие отойти к основному зданию подразделения оказались в ловушке. Их продолжали обстреливать прямой наводкой грузинские танки. Одна за другой поражались оставшиеся до этого целыми БМП. В одной из БМП-1 погиб механик-водитель Кублан Гиматов. Затем уже в 11 часов была уничтожена БМП с экипажем  оператором-наводчиком рядовым Полушкиным и механиком-водителем Александром Яско. Лишь последняя уцелевшая боевая машина пехоты смогла относительно продолжительное время оказывать огневое воздействие на противника. Однако и она была впоследствии уничтожена танком, однако пострадавших удалось избежать. Ведущий огонь оператор-наводчик Радион Асанов успел покинуть машину до ее гибели и продолжил воевать уже в пешем строю.

 

 Количество раненных и убитых с каждым часом растет, миротворцы окружены, положение отчаянное. В это обстановке оставшиеся в живых офицеры базы принимают решение организовать круговую оборону. Окопаться и удерживать занимаемые позиции до подхода подкрепления. Командование здесь на себя берет командир батальона, подполковник Константин Тимерман.

 

  Особо циничным по воспоминаниям миротворцев кроме самого факта целенаправленного уничтожения белых касок стал обстрел здания медпункта и медицинских машин. В то время как количество раненых только росло.

 

 Из воспоминаний подполковника Тимермана:

«- К тому времени мы были уже в окружении. Я позвонил командующему, спросил: «Будут приняты какие-то меры по эвакуации раненых?» Он сказал: «Я ничего сделать не могу. Принимай решение сам. У меня оставался целым один бронированный «Урал». Обложили кузов матрасами, загрузили в него 16 раненых бойцов. На белой простыне нарисовали красный крест, воткнули этот флаг между кузовом и кабиной. Открыли ворота, я перекрестил машину, и они понеслись на свой страх и риск… Их тут же начали обстреливать из гранатометов. 90% было, что они не прорвутся. Но кто-то свыше их спас. Они смогли выехать на объездную Зарскую дорогу и добраться до госпиталя. Все выжили.»

 

 Оборона миротворческой базы продолжалась, миротворцы смогли уничтожить два танка противника из РПГ и потрепать личный состав наступающего на базу грузинского батальона.

 

Запоздавшая реакция Москвы

 

 В это время в Цхинвали горят подбитыми уже несколько танков, осетинские ополченцы продолжают оказывать отчаянное сопротивление наступающим грузинским войскам. В новостных лентах грузинских телеканалов помимо кадров с браво идущими на ЮО военными колоннами, поступают и весьма неприятные видео. В госпитали начинают поступать десятки первых раненых грузинских солдат. Так же нет и четких видео о конкретном продвижении армии. К 12 часам дня с грузинской стороны погибло уже шестеро военных и двое гражданских лиц и ещё 87 человек получили ранения.

 

 В Москве же происходят весьма нелицеприятные события. Министр обороны Сердюков затеял ремонт в здании генштаба. Изначально после назначения на пост МО Анатолий Эдуардович, не удовлетворившись качеством собственного нового кабинета назвав его «чересчур дешевым», взялся за его реконструкцию, позже подобная «реконструкция» постигла и здание всего Генштаба. В результате на момент начала войны офицеры генштаба могли стелить свои карты и строить планы разве что на улице.

 

 В этот день, выполняя строжайшую директиву министра обороны Анатолия Сердюкова, управления занимались переездом. Десяток КамАЗов, выстроился у подъездов, и в них грузилось упакованное в ящики и узлы имущество двух главных управлений Генерального Штаба.

 

 Новость о том, что Грузия начала военную операцию против Южной Осетии многие офицеры узнали лишь из утренних выпусков новостей. К этому моменту функционировавшая бесперебойно больше сорока лет система оповещения была демонтирована. Дежурных в управлениях и службах просто не было, так как дежурить было негде. Оповещать офицеров было некому. Поэтому ни о каком прибытии по тревоге офицеров и немедленном «включении» ГОУ или ГОМУ в ситуацию речи идти не могло. Включаться было некому и негде.

 

 Все это привело к тому, что фактически Москва утратила контроль над положением, которое творилось в СКВО, и полностью была отрезана от войск. Чтобы хоть как-то узнать обстановку генералы генштаба созванивались со своими коллегами по личным телефонам.

 

 В итоге рабочие группы разворачивались в любых мало-мальски пригодных помещениях бывшего штаба Объединённых Сил Варшавского Договора. В гримёрках, раздевалках, за сценой, в спортивном зале. Одно из направлений ГОУ вообще оказалось сидящим в оркестровой яме.

 

 Так же на ситуацию повлияло и «талант» Сердюкова в вопросах кадровой политики. В июне 2008 года Сердюков своим приказом освободил от должности начальника Генерального Штаба Юрия Балуевского. Из-за его активной критики реформаторских действий Сердюкова. Однако поставленный на его место новый генерал Николай Макаров в критический момент не смог хорошо справляться со своими полномочиями. Звать на помощь пришлось Юрия Балуевского. Пусть и с некоторым недовольством, но генерал вновь взять на себя ответственность согласился.

 

 На Кавказе же пока в Москве решали «административные проблемы», местным офицерам приходится весьма несладко. Грузинская армия уже несколько часов атакует Южную Осетию, однако никаких приказов из Москвы не поступает. Поэтому после начала агрессии Грузии командующий СКВО генерал-полковник Сергей Макаров поднимаются по тревоге свои части. Не имея связи ни с министром обороны, ни с ГШ, Макаров на свой страх и риск отдает приказ на выдвижение ряда частей его округа в Южную Осетию. Командующий как никто другой понимает, если этого не сделать сейчас, то время будет упущено, что может привести к катастрофе, когда Рокский тоннель единственный путь в Южную Осетию может быть захвачен или уничтожен грузинскими войсками.

 

 Уже в 5:30 Рокский тоннель пересекают первые части российской армии, движущиеся в сторону н.п. Джава. Изначально в Южную Осетию входит около 3000 – 3500 военнослужащих с примерно 30 танками и таким же количеством единиц самоходной артиллерии. Ни о каких наступательных действиях такими мизерными силами пока не идет речи, группировка российских войск занимает оборону у Рокского тоннеля и ждет дальнейших приказаний. 

 

 

 В середине дня Российское руководство решается на оказание военной помощи Южной Осетии. Президент России Медведев днем издает приказ о проведении операции по принуждении Грузии к миру. Итак, наконец, красная черта была пройдена, части 58 российской армии начинают в усиленном порядке выдвигаться в Южную Осетию, из Севастополя выходят корабли ЧМ, а в Абхазии начинается сосредоточение войск на границе с Грузией.

 

Цхинвал в осаде

 

 В течение дня окруженный Цхинвал отбивал ряд атак Грузинской армии. По сообщениям офицеров Грузии, грузинская армия владела половиной Цхинвала, а ее армия вышла в центр города. Но уже к вечеру грузинский блицкриг окончательно развалился, к окрестностям Цхинвала начала выходить российская армия.

 

 В течение дня части 58 армии смогли перебросить силы для продвижения в сторону столицы Южной Осетии. Колонны российских войск, к 17 часам, были в окрестностях Цхинвала, а развернувшаяся на позициях российская артиллерия начала обрабатывать грузинские военные части.

 

 Отдельной темой войны стала участие авиации в конфликте. Многие российские СМИ в первый день войны буквально кричали о том, что грузинские ВВС подобно люфтваффе контролирует воздушное пространство вокруг Цхинвала, уничтожая все, что движется, однако это было не так, и впоследствии эта пропаганда сыграла злую шутку с российскими самолетами.

 

  На самом деле за весь конфликт грузинские штурмовики поднимались в воздух всего один раз. Так утром 8 августа грузинские СУ-25 пытались разбомбить стратегически важный Гуфтинский мост на трассе к Цхинвалу, дабы замедлить продвижение подкреплений в сторону осажденного города. Однако в виду слабой подготовке грузинских пилотов атака не удалась, и объект остался цел и вскоре по нему двигалась уже российская армия. Однако действие ВВС Грузии было вовремя замечено в российской армии и уже скоро небо ЮО прикрывали российские МИГ-29. В то же время российская штурмовая авиация начала удары по грузинским войскам еще утром 8 августа. Как раз российская штурмовая авиация оказалась тем самым «люфтваффе» сыпавшая бомбы и ракеты по наступающим на горных дорогах войскам Грузии, что изрядно замедлило продвижение грузинской армии, увеличило потери и сильно деморализовало сухопутные войска.

 

 Так 8 августа был нанесен российскими Су-25 по 42 батальону грузинской 4 пехотной бригады. В результате удара пары штурмовиков по грузинской колонне погибли 22 военнослужащих, включая командира Шалву Долидзе. Еще свыше 50 бойцов получили ранения. Авиаудар привел к деморализации целого батальона. В тот же день в результате авиаударов по грузинской авиабазе «Марнеули» были уничтожены 3 самолета Ан-2 грузинских ВВС. Кроме того авиаудары наносились по грузинским военным базам в Гори и Вазиани, расположенной в 25 км от Тбилиси.

 

 

 Когда в сторону Цхинвала начала двигаться и российские сухопутные войска активно в боевые действия вмешались и армейская авиация России. Вертолеты МИ-24 активно работали по грузинским войскам в районе Цхинвала, не давая им шанса для перегруппировки сил, и созданию устойчивой обороны против российской армии. 

 

 Однако 8 августа для российских ВВС принесло и весьма дурную весть. Так во время боевого вылета был сбит Су-25. Как позже выяснилось он был сбит ополченцами Южной Осетии, которые приняли российский самолет за грузинский. Сказки про всеохватывающие грузинские самолеты, в СМИ начинали сказываться.

 

 К исходу дня российские ВС начали выходить к окраинам Цхинвала, грузинские же части местами отошли дабы не пересекаться с российской армией, Цхинвал так же полностью взять грузинскими ВС не был, к последняя атака на город предпринятая вечером ничего не принесла, и ударные части отошли на исходные позиции. Так же ничего не принесли новые попытки захватить Присские высоты вокруг Цхинвала, господство над ключевыми точками, дававшими грузинам простреливать весь Цхинвал, они так и не приобрели.

 

 В целом к вечеру 8 августа грузинский блицкриг выдохся, основные задачи выполнены не были, Цхинвал за большей частью оставался в руках ополченцев ЮО. Ударные части Грузии заняли тот максимум территорий, который были способны, на этом их наступление начало пробуксовку. Встреча с российскими ВС так же не предвещало ничего хорошего. Но Саакашвили все еще надеялся что ситуация у него под контролем, и что НАТО и мировое сообщество вмешается в войну на стороне Грузии или же в самом крайнем варианте заставит Россию отступить. Поэтому к 9 августа грузинская армия разрабатывает новое наступление, войска перегруппировываются, на фронт выдвигаются все имеющиеся резервы.

 

 9 августа, две ударные группировки

 

9 августа командующий 58 армией России, генерал Хрулев разработал свой план наступления. По его задумке части 58 армии должны были частью сил выдвинуться и деблокировать Цхинвал, соединившись с местными силами ополчения, другая часть сил направлялась для деблокады окруженной базы МС «Шанхай». К исходу дня планировалась зачистить Цхинвал от остающихся там грузинских войск и общими силами выйти к его окраинам у границы с Грузией. 

 

 Однако российское командование не учло тот факт, что грузинские войска еще сохранили боеспособность и само готовит наступательные планы. Так грузинское командование решило полностью сосредоточить все свои силы на захвате Цхинвала, выбив местное ополчение до подхода основных частей российской армии. Это событие могло иметь резкое политическое осложнение для РФ. Саакашвили все еще хотел сесть за стол переговоров на своих условиях. В этой, от того насколько быстро российская армия сломит сопротивление грузин и сможет занять Цхинвал зависел теперь исход этого конфликта.

 

Именно этот день для российской армии стал самым тяжелым. В Москве до сих пор толком не была налажена работа генштаба. Взаимодействие между войсками очень сильно хромало, сказывалось и моральное устаревание российской армии, и крайние реформы Сердюкова. Особенно военные жаловались на связь, зачастую офицерам приходилось звонить друг другу по личным телефонам и отдавать по ним же распоряжения, что очень хорошо учли грузинские военные, прослушивавшие мобильную связь. В итоге ряд колон пострадали от арт огня противника именно из-за этих «переговоров».

 

Командующий 58 армии Хрулев решил лично двигаться с передовыми отрядами наступающий армии, дабы с места руководить ходом операции. Однако есть и другая точка зрения, так как в штабной колонне двигалась, и большая группа российских журналистов существовало мнение, что командующий 58 армии решил устроить «шоу для прессы» показав, как он лично въезжает на бронетехнике в осажденный Цхинвал. Как было на самом деле сейчас уже сказать сложно.

 

 Однако именно в этот момент грузинская армия начинает новый штурм Цхинвала, в город вводятся грузинские части МВД с легкой бронетехникой в виде БА «Кобра», их поддерживает грузинская пехота и армейская бронетехника.

 

Встречное сражение

 

 Колонна, в которой двигался командир 58 армии на окраине Цхинвали, наткнулся на части грузинской армии, наступающие на город. Многие вскоре расценивали этот бой как сверхсекретную засаду грузинских войск на весь штаб российской армии, однако произошло классическое встречное сражение, в ходе которого передовая часть российской колонны понесла потери в виде трех сгоревших БМП и нескольких поврежденных. Ранен командующий 58 армией Хрулев, так же было убито несколько офицеров штаба, в том числе майор Ветчинов, геройски отбивавшийся от грузинских солдат и прикрывавший отход журналистов, и раненого генерала был смертельно ранен в этом бою. В результате столкновения грузинская пехота, так же понеся потери убитыми и ранеными, вынуждена была отступить, отступила и российская колонна, рассредоточившись по окрестностям ожидая подхода подкрепления.

 

 В это же время, танковая колонна российской армии, имея приказ деблокировать базы МС «Шанхай» так же встретила сопротивления атакующий грузинских частей. В итоге встречного боя, только небольшая группа из двух российских танков под командованием капитана Яковлева, смогла добраться до окруженных миротворцев, но сама оказалась запертой вместе с ними. Российская пехота и остальная техника была отсечена во время прорыва от танков и не смогла пробиться через грузинские заслоны к базе МС.

 

 Пришедшие на помощь 2 российских танка едва ли сами были в лучшем состоянии, чем потрепанные миротворцы, многочисленные выбоины в броне листах буквально вопили о весьма тяжелом пути во время прорыва к базе МС, так же было израсходована половина боекомплекта. Судьба прорвавшихся машин так же была весьма драматичной. Один Т-72 получил серьезные повреждения, что сделало его небоеспособным. С него вскоре сгрузили весь боекомплект в рабочий танк.

 

 Также на базу начались новые атаки грузинской армии. В итоге российские танкисты приняли бой. Уничтожив порядка 7 единиц вражеской бронетехники, окруженные части к вечеру истратили практически все боеприпасы, не осталось боекомплекта и на уцелевшем танке. Т-72, к финалу боя, разгонял грузинских солдат своими гусеницами. В итоге командир миротворцев Тимерман принимает решение прорываться из окружения к Джаве.

 

 Использовав последние дымовые шашки, миротворцы, танкисты и прибившиеся к ним мирные жители отходили всю ночь к своим войскам.

 

 В самом Цхинвале бои с грузинскими частями продолжались весь день, и лишь после больших потерь понесенных от встречных ударов российской армии, артиллерии, авиации и обороняющихся ополченцев, не сумевшие добиться ощутимых успехов, части МВД и ВС Грузии к вечеру начали отход из города. По сути, битва за Цхинвал Грузией была проиграна.

 

 

 В то же время в течение дня в Москве генеральный штаб постепенно восстанавливал свою работу и связь с войсками, которую он из-за «плановых переездов» фактически утратил. В свою очередь министр обороны Сердюков периодически навещал офицеров ГШ, со своими советами.

 

По воспоминаниям некоторых сотрудников ГШ:

 «- Министр обороны Сердюков тыкал пальцем по карте, предлагал разбомбить нам какой-то мост, который не имел для хода боевых действий никакой особой важности.»

 

 9 августа стало не только тяжелым бременем для российских войск на земле, но и в воздухе. Российская авиация продолжала играть одним из важнейших факторов давления на грузинскую армию. К налетам на Грузию подключили даже бомбардировщики-ракетоносцы ТУ-22М3.

 

 На сей раз, российская авиация прошлась штурмовкой по грузинским войскам, сосредоточенным в Кадорском ущелье и на границе с Абхазией, что привело к потерям и резкой деморализации этих частей Грузии, которые даже не вступили в бой на земле. Однако применение сверхзвуковых бомбардировщиков не уберегло их от потерь. Так ТУ-22М3 возвращающиеся с бомбардировки, были обстреляны грузинским ЗРК «Оса-АК/АКМ». Одна машина была сбита, трое пилотов погибли, еще один попал в плен. Так же в районе села Шиндиси грузинскими ПВО был сбит фронтовой бомбардировщик Су-24М. Командование российских ВВС после авианалетов 8 августа и отсутствие потерь от ПВО Грузии видимо решили, что грузинских зенитчиков бояться не стоит, поэтому практически никаких действий на подавление ПВО противника предпринято не было. Что и вылилось в весьма большие потери.

 

 Но на этом черная полоса для российской авиации не закончилась. О себе в очередной раз напомнила страшилка про «всеохватывающее грузинские ВВС». И весьма слабое взаимодействие между воздушными частями РФ и сухопутными.

 

 9 августа основные удары штурмовиков России были направлены на поддержание своих войск в районе Цхинвала. Что впоследствии нанесло ударным грузинским частям серьезный урон. Но в этот день ВВС РФ потеряло над столицей ЮО еще 2 СУ-25. Один был сбит огнем из ПЗРК южноосетинским ополчением.

 

 Из воспоминаний майора Ястремского.

 « — Я видел, как наш СУ-25 возвращался с бомбежки, затем с высоты, которую удерживали местные ополченцы, был произведен выстрел из ПЗРК. Штурмовик был практически сразу подбит».

 

 Однако летчику повезло, он успел катапультироваться до того как его самолет превратился в факел. Второй СУ-25 был уничтожен огнем с земли из ЗСУ «Шилка» армии РФ. Пилот Владимир Едоменко погиб.

 

 Ближе к вечеру армии РФ удается наростить мощную ударную группировку, в которую входило около 5000 – 6000 военнослужащих и штатная техника. Армия Грузии наоборот истратила практически все свои резервы начала медленно оттягиваться с ранее занятых позиций в сторону грузинской границы. Теперь у грузинского командования оставался лишь один шанс, удержаться на свой границе, вернув ситуацию в довоенный статус.

 

 Встречные удары российской и грузинской армии 9 августа не принесли ни одной стороне решительного успеха, однако грузинские части понесли весьма ощутимые потери и ввели в бой практически все свои резервы, что впоследствии, должно было дать свои результаты.

 

 10 августа, морское сражение у Абхазского берега

 

 Еще 9 августа корабли ЧФ приступили к патрулированию берегов Абхазии. В этот же день состоялось единственное морское сражение этой войны. А 10 августа в районе патрулирования российскими кораблями были обнаружены 5 идущих на большой скорости не идентифицированных катеров 1 гидрографический и 3 патрульных 1 ракетный катер типа Комбанат-3,полученный из Греции, вооруженный 6 ПКР Пингвин Мк2, которые нарушили границу объявленной Россией зоны безопасности и не реагировали на предупреждения, — грузинские катера шли на сближение с кораблями Черноморского флота. Один из российских кораблей произвёл выстрел зенитной ракетой из ЗРК упавшей между катерами.

 

 После этого грузинские катера продолжали двигаться прежним курсом на сближение и увеличили скорость. Тогда малый ракетный корабль ЧФ «Мираж» с дистанции 25 км выпустил по ракетному катеру типа Комбанат-3 две крылатые ракеты малахит. В результате попадания обеих ракет цель грузинский ракетный катер затонул. После этого четыре оставшихся грузинских катера начали отступление, однако вскоре один из них вернулся и снова пошел на сближение с кораблями ЧФ. МРК «Мираж» так же выпустил ракету по цели, и после попадания в борт грузинского катера ракеты грузинское судно начало отступление и вышло из боя. Вскоре экипаж поврежденного катера был принят на оставшиеся в районе три уцелевших судна Грузии, пораженный ракетой катер после эвакуации моряков, быстро потерял плавучесть, вследствие начавшегося на борту пожара, и затонул.

 

 Так закончилась единственное столкновение на море в этой войне.

 

Решающий перелом

 

 10 августа грузинская армия начинает покидать Южную Осетию. Их войска сильно потрепаны и деморализованы. В небе постоянно кружат российские самолеты, артиллерийская дуэль с российскими войсками так же проиграна, резервов на то чтобы удерживать захваченные ранее позиции не осталось.

 

Задача одна: не допустить дальнейшее продвижение российской армии из территории ЮО в Грузию. Для этого в приграничный город Гори, грузинское командование спешно перебрасывает только, что прибывшую из Ирака свежую пехотную часть (1000 человек ЛС). Уже вечером военные поменяют свой пустынный камуфляж на цвета «хаки», но в корне ситуацию это никак не изменит. Отступающие из Южной Осетии основные части дезорганизованы и сломлены, построить с такими войсками крепкую оборону за столь короткий срок является уже невыполнимой задачей.

 

 Российская же сторона по стопам отступающей грузинской армии, наконец, входит в разрушенный Цхинвал и проводит зачистку тех районов, где еще недавно находился противник. Добивая те подразделения противника, которые по каким-то причинам не успели отступить с общей массой войск.

 

 Ранним утром к Джаве из окружения вышли группы российских миротворцев из базы «Шанхай». Общие потери батальона Тамермана составили 15 бойцов убитыми, и еще 49 получили ранения. Так же погибли и часть танкистов прорвавшиеся 9 августа к окруженным миротворцам. Погибли механики-водители Кублан Гиматов из Волгоградской области, Вадим Яско из Тверской области, наводчики-операторы Александр Шмыгановский из Курганской области и 20-летний Артем Полушкин из Башкортостана. Не стало старшего сержанта Владимира Синельникова из Краснодарского края. Младший сержант Сергей Семененко из Азова погиб уже при отходе батальона.

 

 

 Также идет непрерывное накапливание войск в Южной Осетии. Количество российских подразделений уже насчитывает более 10 тысяч человек. Однако быстрое наращивание группировки выявило новые трудности. Не многочисленные дороги через горы в Южной Осетии, которые в довесок оказались, повреждены в ходе боевых действий оказались буквально перегружены военными частями российской армии, следующими в сторону Цхинвала. Так же возросло и количество ДТП, причем со смертельным исходом. Машины падали в обрывы, скатывались в кювет. Сказывалось слабое знание местности среди ВС РФ, и порой весьма посредственный уровень вождения. 

 

В районе боевых действий над Южной Осетией и Грузией продолжали действовать российские ВВС. После ужасных потерь в авиации прошлого дня российское командование, наконец, обратило внимание на грузинские ПВО и подготовило меры для противодействия и его подавлению. В район боевых действий были переброшены вертолеты МИ-8 с системами постановки помех, самолеты АН-12 со средствами РЭБ, а так же новейший самолет СУ-34 который смог незамеченным долететь до ключевой грузинской РЛС и ракетными ударами вывести ее из строя. После этого российская штурмовая авиация принялась методично уничтожать грузинские станции РЛС, практически выведя из строя все радиолокационное прикрытие Грузии. Так же помощь ВВС осуществлял российский спецназ, уничтожавший радиолокационные системы у линии фронта.

 

 Продолжали беспрерывно наноситься авиаудары, по пытающимся занять оборону и перегруппироваться Грузинским войскам у границы с Южной Осетии. Фактически авиационные и артиллерийские удары сорвали последнюю попытку грузинской армии хоть как-то нивелировать последствия провального наступления на Цхинвал.   

 

 Однако и этот день не уберег российские ВВС от потерь. Так от дружественного огня с земли был сбит штурмовик СУ-24. Миф про «грозные грузинские ВВС» продолжал исправно собирать свою кровавую жатву.

 

 В Москве 10 августа генштаб, наконец, смог заработать в полную силу, наладив оперативную работу, что вылилось в улучшении взаимодействия между сухопутными войсками и разработку наступления, которое должно было поставить в этой войне жирную точку.   

 

 11 августа, открытие второго фронта

 

11 августа после артиллерийской и авиационной подготовки по грузинским позициям российская армия переходит в наступление со стороны Цхинвала по направлению к грузинскому городу Гори. Наступление сразу приводит к быстрому развалу и прорывы грузинской обороны. Саакашвили, пожевывая собственный галстук и видя полный крах его армии, отдает приказ об отступлении большей части войск к Тбилиси, войну за часть Грузии Саакашвили видимо уже посчитал проигранной и хотел обезопасить себя и свою резиденцию.

 

 Тем временем после авиационной и артиллерийской подготовки в войну вступает и Абхазия. Российско-Абахазская группировка войск наступает в сторону Кодорского ущелья занятого Грузией в 2006 году. Практически не встречая сопротивления, объединенные войска быстро занимают оставленные грузинскими военными населенные пункты и военные объекты. По сути дела Абхазия вступила в войну тогда, когда нужно было уже не воевать, а подсчитывать трофеи.

 

 Под этими ударами грузинская армия начала буквально разваливаться. Единого фронта уже не было, начался драп марш к Тбилиси. Бегущие от фронта грузинские части бросали свою технику, аэродромы, военные объекты и целые склады, даже не пытаясь хотя бы уничтожить военное имущество и инфраструктуру.

 

 Дабы замедлить российское наступление грузинское командование бросает в бой неожиданный резерв. Боевые вертолеты. Звено грузинских МИ-24 попыталось атаковать наступавшую на Гори колонну российских войск. И им даже мог вполне сопутствовать успех, ибо российские войска шли практически без прикрытия ПВО. Колонну сопровождала всего одна МТ-ЛБ с установленной на крыше ЗУ-23. Однако слабая выучка и боевой дух грузинских пилотов так же проявили себя, обстреляв колонну и подбив два грузовика, грузинские вертолеты начали отступление, огонь по ним открыла единственная ЗУ-23.

 

 Ответ российских войск последовал незамедлительно, на базе Сенаки ударами с воздуха российскими ВВС были уничтожены грузинские вертолеты Ми-14 и Ми-24. Еще один МИ-24 будет взорван на земле на следующий день захватившими базу русскими десантниками.

 

 Тем временем в Цхинвал, наконец, прибывает беглый президент.

 Из воспоминаний министра обороны Южной Осетии Баранкевича:

 «И тут вижу такую картину: пленный грузин, у него связаны руки, кисти рук аж синие, не видно глаз, его избивают бойцы. Я подошел, говорю: «Что же вы делаете? Вы же горцы. Пленного бить нельзя». Они смутились: извините, товарищ генерал. Грузину руки развязали. И тут появляется президент. Подбежал к пленному и начал его пинать ногами. У меня все внутри перевернулось. Ребята-милиционеры глаза опустили.»

 

 Ближе к вечеру наступление российских войск прекратилось, военные части вышли к окраинам Гори и заняли оборону, российские генералы решили подстраховаться, рассчитывая, что отступающая к Тбилиси грузинская армия еще может нанести контрудар. Однако деморализованные грузинские части, ни о каких ударах уже не думали, вслед за командующим грузинской группировкой из Гори бежали военные части и МВД. Остановку российских войск армия Грузии использовала для окончательного отрыва от наступающих. К слову артиллерия и авиация РФ ударов по спешно бегущим грузинским войскам уже не наносила.

 

 В итоге к исходу дня от организованного сопротивления грузин ничего не осталось, по сути, в большей части Грузии оказалась огромная дыра, в которой не было ни военных частей, ни даже МВД.

 

 12 августа, последний день войны

 

 12 августа российские войска продолжили наступление и без боя взяли город Гори, с которого до этого осуществлялось руководство войсками Грузии. Захват Гори принес российской армии огромные трофеи. Оказалось, что в городе располагался склад и автопарк ударной группировки грузинской армии, который полностью оказался покинут.

 

 Трофеями российской армии стали Т-72 прошедшие модернизацию в Израиле, «БМП-Шквал» Украинской сборки, американские автоматы М4, чехословацкие САУ «Дана», БА Кобра турецкого производства и многая другая техника и оружие. Казалось, что на армию Грузии вооружало полмира.

 

 Абхазия берет под полный контроль Кадорское ущелье. Российские десантники достигают окраин Поти, Зугдиди и Сенаки. Там очень скоро будут захвачены американские «Хамеры» и потоплен весь немногочисленный грузинский флот.

 

 Все это так же обходится практически, без какого либо сопротивления со стороны Грузинских частей, которые отступили к Тбилиси. Единственная ложка меда в этой бочке дегтя для грузинской армии оказывается захват двух российских военнослужащих заблудившихся на бронеурале и случайно выехавшие на позиции грузинской армии. Но их вскоре обменяют, как и всех других пленников этой войны.

 

 В 13:00 президент России Медведев издает указ о прекращении российской операции. Ближе к вечеру все боестолкновения прекращаются.

 

 На митинге в Тбилиси Михаил Саакашвили в присутствии ряда европейских лидеров заявляет о победе Грузии над агрессором. Он чувствует себя действительно победителям, русская армия, которая могла занять Тбилиси и арестовать Саакашвили как военного преступника остановилась. А это значит, что президент Грузии отделался лишь легким испугом, подмоченной репутацией и пожеванным галстуком.

 

Итог. Хвала побежденным, горе победителям

 

 Потери за время пятидневной войны составили:

Грузии (по данным грузинских ВС): убито 170 военнослужащих и сотрудников МВД, раненых 1 408.

Россия (по данным российских ВС): 67 погибших и 283 раненых.

Южная Осетия (по данным России): 162 жителя и 255 человек получили ранения, каковы потери Южноосетинского ополчения в виду их иррегулярности сказать проблематично.

Абхазия (по данным Абхазских ВС) 1 убитый и 2 раненых.

 

 Стоит отметить, что небольшой процент потерь грузинской армии связан с весьма хорошо организованной службой эвакуации раненых. Раненых грузинских солдат на машинах быстро переправляли в ближайшие мед учреждения, где они получали необходимую помощь.

 

 С российской же стороны весьма велик процент не боевых потерь связанных с различными ДТП во время движения войск к фронту.

 

 Так же к высоким потерям привели плохое взаимодействие между ВВС и сухопутными частями, когда большая часть авиации была потеряна от дружественного огня. Так же сказалось и весьма устаревший парк техники России, так например некоторые танковые части в боях с Грузией использовали танки Т-62 и Т-62М.

 

 С другой стороны весьма отважные и самоотверженные действия российских солдат и офицеров сорвали военные планы Грузии, «кавказкой блицкриг» не удался.

 

 

 Однако это не помешало Саакашвили отбыть президентом весь свой срок и благополучно улететь и впоследствии навязывать свое виденье демократии уже в Украине. Но все это уже была совсем другая история.  

 

 После войны и окончания победной эйфории в России началась череда наказаний. На разборе в генеральной штабе в Москве, итогов войны с Грузией, министр обороны Сердюков, выйдя к трибуне никого не стесняясь и забыв обо всех нормах приличия, практически сразу перешел на мат. Он, брызжа слюной последними словами ругал офицеров и генералов, работников ГШ, взвалив на них вину больших потерь российских войск в Южной Осетии. Виновниками, по мнению министра обороны РФ, были те, кого он 8 августа выгнал на улицу, ссылаясь на важность ремонтных работ в «дешевом» здании генерального штаба.

 

 Далее последовали и наказания «зеленых человечков» как брезгливо называл в своем окружении военных министр обороны РФ. Уже в 2010 году со своей должности были снят и отправлен в отставку командующий СКВО Сергей Макаров, который тогда 8 августа взял на себя всю ответственность и начал выдвижение частей через Рокский тоннель, выиграв тем самым время для подготовки удара по грузинским частям.

 

 Снят и отправлен в отставку командующий 58 армией Анатолий Хрулев, тот самый Хрулев следовавший в головной колонне своей армии и попавший под один из первых встречных ударов грузинской армии, и получивший ранение в то бою.

 

 Лишь после отставки Сердюкова в 2012 году, начальник генерального штаба Макаров Николай оказался отстранен от своей должности и уволен с воинской службы. Тот самый Макаров, не знающий что ему делать 8 августа 2008 года, утерявший связь с войсками и боящийся принять какие-либо действия.

 

 

 После отставки Сердюкова и Макарова, на воинскую службу были снова приняты генерал Анатолий Хрулев, и генерал Макаров Сергей Афанасьевич. Но это была уже совсем другая история. 

 

 По итогу войны Абхазия смогла снова вернуть себе Кадорское ущелье, утерянное в 2006. Россия, показала, что с ней стоит считаться как с военной, так и с политической стороны. Западные страны после весьма грозных и воинственных заявлений, смирились с итогами войны, а после наступления мирового финансового кризиса быстро постарались забыть и про войну на Кавказе и про свои угрозы.    

 

 26 августа 2008 года президент России Медведев провозгласил о признании Россией независимости республик Южная Осетия и Абхазия. С этих пор на территории республик на постоянной основе размещены военные базы частей РФ. Их присутствие дает надежду на то, что то, что было в августе 2008 года, более не повторится.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ


ВАШ КОММЕНТАРИЙ БУДЕТ ПЕРВЫМ

Оставьте Ваш комментарий (регистрация не требуется)